^

Блоги

Предпоследняя глава 7

Глава 4

Айрис

Клауд открыл глаза: Айрис сидела возле воды и смотрела на звёзды.

-Ты не рад меня видеть? – спросила она. Клауд осторожно убрал с себя руку Лиарты и, встав, подошёл к Айрис.

-Это опять сон? – спросил он, садясь рядом.

Читать дальше →

Радость победы 3

Я…счастлива.
Так счастлива я не была уже давно. Я чуть не плакала… Никогда не забуду этот день, и никто мне сегодня не сможет испортить настроение. Я — лучшая! О-ля-ля!!!
На улице дождь. Люди с зонтиками и без куда-то спешат, мокнут… А у меня светит яркое солнце.

Listen to my story.
В конце третьей четверти я сильно заболела гриппом. Соотвественно, в школу и не ходила.
Пришла в четвертой четверти. Перед историей ко мне подошла Санна (Елена Александровна, завуч) и спросила:«Маш, не будешь участвовать в Нити Времен?» Смутившись, я ответила, что меня никто не предупредил. Махнув рукой, она ушла…
На алгебре меня вызвали к доске. Я уже решила половину номера, когда в класс вошла Вита Викторовна (завуч по воспитательной работе, а ещё и учительница по русскому, литературе и МХК), увидела меня и попросила на секундочку выйти. В коридоре она сообщила мне, что они берут меня в команду от школы для «Нити Времён». Игра через 3 дня…

В моей команде четыре человека: Рома Орехов, капитан, парень, учившийся со мной со 2 до 9 класса, очень умный и серьёзный. Фамилию второго я не очень помню, Пашкой его звать))) оч симпатичный мне нравился сильно в начале года… Галя и Лена, две очень хорошие девчонки из 11 класса.

Итак, что же такое Нить Времён? Историко-интеллектуальная игра, проводимая между школами ежегодно. Каждый год на разные темы. В этом году она была посвящена детству. Происходит действие в цирке на Цветном. 2 тура. В каждом 30 школ. На арене — 30 столиков (а-ля знатоки ). И куча болельщиков сзади)) Все усаживаются… blah-blah-blah и начинается игра. В среднем 15-20 вопросов, на каждый по минуте…Команда совещается и пишет на маленьких листочках ответы. Записывала ответы я…

Некоторые вопросы были лёгкими. А над некоторыми пришлось изрядно попотеть.
Вопрос: В рассказе Тургенева «Бежин луг» мальчик Илюша ночует с друзьями на бумажной фабрике и видит домового. Почему Илюша ночевал на фабрике, а не дома?
Посовещавшись, мы ответили, что дети были прикреплены к фабрике, являлись крепостными. Оказалось, что они там работали и не пустил их домой надсмотрщик — дел было много…
Вопрос, который мы завалили вообще… Зачитали отрывок из «Хижины дяди Тома» и спросили, кем был человек, о ком читали. Ленка ляпнула, что юристом. Я — плантатором. Послушали Лену. Я оказалась ближе. Рабовладельцем он был.
И ещё один, который мы провалили. По глупости полной. Вопрос:"Джек Лондон писал, что беспризорники Лондона всегда ночевали в подъездах. Однако позже они стали по ночам слоняться по улицам. Что грозило им за ночёвку в подъезде." Первая же версия — арест. Пишу. Только хочу сдать, как меня отговаривают. Говорят, что дескать не арест, а отправка в детдом. Зачеркиваю, пишу… Догадайтесь, какой ответ был верный?.. Арест…)

Немного расстроившись садимся рядом с нашими болельщиками. Жюри считают голоса, все кричат, играет музыка. Бегают фотографы, ведущие…
Наконец, результаты. 6 место. Не наше. 10 баллов. «Слава Богу, не в конце…» — думают все. 5, 4… Не мы. Все начинают кричать — мы вошли в тройку лидеров.
С замиранием сердца ждём 3 и 2. Не мы. Сердце чуть не вылетает из груди. Либо 1 место, либо ничего…
Ведущий объявляет, что победившая команда набрала 14 баллов. Улыбки сползают с лиц, как будто выключили лампочку. Ничего нам не светит. Мы же сделали три ошибки. Должно быть 12 баллов…
Объявление первого места. Ведущий:Первое место…школа двенадцать…«Восемьдесят три», — тихо шепчет Лена.
76……………………

……………….1276.

Оглушительный и единый вопль ворвался в мои уши. Крики до хрипоты, надрывающийся свисток Димы Безухова, поросячий визг лучшего друга Лены — Андрея, град аплодисментов. Я кинулась обнимать двух парней, стоящих рядом. Я чуть не плакала от счастья и последней вышла на арену цирка, где шло награждение, забыв даже снять кепку с эмблемой школы. Мы стояли впереди всех…Призы, бесконечное щёлканье фотоаппаратов… Наша школа не выигрывала уже очень давно. Я без конца улыбалась.

Потом, когда я уже проходила к выходу из цирка, Витка увидела меня и закричала:«Машка, йеееее!»

Глава 3

Лиарта

-А где Клауд? – спросила Марлин у Тифы за завтраком. Тифа опустила глаза, раздумывая над тем, что сказать. Марлин нахмурилась:

-Снова поругались, и он ушёл к Айрис?

Тифа молча кивнула, сжав чашку с чаем обеими руками. Марлин не сводила глаз с лица Тифы:

-Ты слишком на него давишь, а он пытается освободиться, — слишком серьёзно для ребёнка произнесла Марлин. Тифа подняла глаза.

-Однажды он не вернётся, — вздохнула Марлин и встала из – за стола. Тифа вздрогнула от этой мысли.

-Он вернётся, ему больше некуда идти! – Тифа резко встала из – за стола, чашка опрокинулась, чай разлился по столу.

-Всё может измениться, — покачал головой в дверях Марлин, — тебе лучше съездить к нему.

-Тогда скажи Дензелю, чтобы он собирался, — кивнула Тифа.

-Будет лучше, если ты поедешь к Клауду без нас, я думаю, ему надоела такая манипуляция, — Марлин вышла из кухни, оставив Тифу в растерянности.

Клауд толкнул дверь церкви. Внутри царили покой и прохлада. Клауд сделал шаг и резко замер: возле воды на полу кто – то лежал. Клауд подбежал к телу, забыв об осторожности. На полу без сознания лежала девушка в чёрной накидке с капюшоном. Клауд растерялся. Он осторожно поднял её и положил на свой спальный мешок, потом проверил пульс. Убедившись, что девушка жива, Клауд наклонился к воде, зачерпнул в ладонь и брызнул ей на лицо. Она вздрогнула, открыла глаза и резко отпрыгнула в сторону. Клауд тяжело вздохнул, видя на её лице испуг и удивление.

-Кто ты? – тихо спросила она, судорожно дыша.

-Меня зовут Клауд…

-Что ты здесь делаешь?

-Я здесь живу, — вздохнул Клауд, поражаясь тому, как неуверенно звучит его голос. Он не понимал, чем приходиться ему это место: домом, укрытием или живым упоминанием о тех днях. Девушка внимательно смотрела на его лицо:

-У тебя есть семья? – медленно произнесла она, выдержав паузу перед последним словом. Клауд резко отвернулся, чтобы она не видела его глаз.

-Меня зовут Лиарта, — сказала девушка и сняла накидку, — у меня тоже нет семьи…

Клауд повернулся и застыл: на его спальном мешке сидело неземное создание с длинными светлыми волосами, её голубые глаза были словно затуманены дымкой, уголки губ – печально опущены. На ней была голубая блузка со стоячим воротником и широкими рукавами и чёрная юбка до щиколоток с высокими боковыми разрезами до бёдер, в них были видны высокие чёрные сапоги и короткие шорты. Когда Клауд обрёл дар речи, то решил, что пришла его очередь задавать вопросы:

— Как ты здесь оказалась?

Лиарта встала с пола, попав под солнечный свет, и Клауду показалось, что она светиться изнутри.

-Я потеряла память, я не помню, кто я и как меня зовут, я не знаю, где моя семья и есть ли она у меня….Я придумала себе имя. В доме, где я жила, провалилась крыша, и я пошла искать новое пристанище. Я пришла сюда…Это особенное место…Я не могу объяснить почему, но здесь чувствуется….Чьё – то присутствие…Здесь так спокойно и лёгко….Я иногда теряю сознание…И тогда я вижу картины, мне хочется верить, что это моё прошлое….Но они так расплывчаты, что мне кажется, это моё воображение…

Клауд растеряно молчал, слушая её медленное повествование. Она была права, это место было особенным, здесь чувствовалось её присутствие. Иногда Клауду казалось, что если он обернётся, то увидит её.…Увидит Айрис…

-Ты давно здесь живёшь? – спросила Лиарта. Клауд задумался, не зная, что ответить.

-Ты приходишь сюда только тогда, когда тебе плохо… — медленно произнесла Лиарта, вглядываясь в водную гладь. Клауд вздрогнул:

-Это вопрос?

-Нет, — покачала головой Лиарта, — ты приходишь, сюда, боясь, что дорогие сердцу раны могут зажить…

-Что? Откуда…Что ты говоришь? Зачем… — Клауд не мог понять, что происходит, в висках застучала кровь.

-Я не знаю, но я это чувствую, — Лиарта опустила голову и резко встала, — прости… я… я сейчас уйду…

Она подняла накидку и быстрым шагом направилась к двери. Клауд вернулся к реальности от стука закрывшейся двери.

-Лиарта! – воскликнул Клауд и подбежал к двери. Лиарта шла, осторожно обходя обломки бывших строений. Клауд подбежал к ней и схватил за руку. Лиарта остановилась и вопросительно посмотрела на него.

-Не уходи…Я… — пытался отдышаться Клауд, — тебе ведь негде жить…Останься…

Лиарта заглянула в глаза Клауда и увидела в них растерянность и тоску.

-Я не могу излечить твои раны, если ты этого не захочешь, — теперь Лиарта смотрела словно сквозь него. Клауд заметил, что всё ещё держит её за руку:

-Ты умеешь видеть…изнутри…Ты — Сетра?

-Я не знаю, я ничего о себе не помню. Я просто увидела тебя и поняла, что ты одинок…Ты потерял себя,…как и я…

Клауд почувствовал, что не может дышать, вихрь мыслей проносился в его голове, он держал её за руку, смотрел в её глаза и пытался вспомнить, как выглядит Айрис.…Впервые в жизни её лицо было расплывчатым.

-А если она будет против? – спросила Лиарта, когда они с Клаудом дошли до двери. Клауду стало казаться, что она умеет читать мысли:

-Не думаю, она всегда хотела, чтобы я был счастлив…

-Если я останусь, ты будешь счастлив? – улыбнулась Лиарта. Клауд быстро кивнул и отвернулся. Он толкнул дверь рукой и застыл на пороге:

-Её звали Айрис….

Лиарта закрыла глаза, понимая, что это имя всегда будет звучать для него музыкой…. Клауд медленно оглядел развалины церкви и задумчиво начал теребить пряжку от ножен.

-Я думаю, нам понадобятся ещё кое – какие вещи… Я съезжу за ними….

-Хорошо, я пока схожу к морю…

-А ты не упадёшь в обморок? – забеспокоился Клауд, — я боюсь за тебя….

-Спасибо, но если что, ты знаешь, где меня искать, — улыбнулась Лиарта. Клауд вздохнул и пошёл к двери, Лиарта проводила его взглядом.

Клауд вернулся, только когда стемнело. Он остановил Фенрир возле входа и посмотрел на небо. Миллионы звёзд, полупрозрачные облака, синий шёлк неба, необыкновенная тишина и воздух, наполненный прохладой. Клауд сделал глубокий вдох, ночная свобода влилась внутрь ледяным глотком, согрелась теплом души и превратилась в звезду, которая начала светиться в сердце у Клауда. Он чувствовал в себе что – то новое, но в то же время неуловимо знакомое…

-Лиарта? – позвал Клауд, оглядев пустую и тёмную церковь. Тихое ухо отскочило от углов и растворилось в ночной тишине. Клауд выбежал на улицу.

-Я думала, ты приедешь позже, — тихо произнесла Лиарта, не поворачиваясь. Клауд сел рядом с ней на песок, слыша только бешеный стук своего сердца и тихое шипение набегающих волн.

-Я … — начал Клауд. Лиарта перебила его:

-Прости, но мне так не хотелось уходить… Здесь так хорошо…

Клауд посмотрел на чёрную воду, на звёзды, отражающиеся в ней, почувствовал прикосновения свежего ветра на своём лице.

-Когда смотришь на море, то забываешь о том, как коротка человеческая жизнь…Забываешь о том, что не успел и никогда не успеешь сделать…Забываешь о боли и тоске…Обо всём забываешь….Мне всегда хотелось, чтобы новый день застал меня на берегу моря…Я хочу, чтобы мой последний час прошёл на берегу….

-Ты говоришь так, словно скоро умрёшь… — с трудом произнёс Клауд. Лиарта опустила голову:

-Мы ведь не знаем, когда оборвётся наша жизнь…

-Ты… — начал Клауд. Лиарта встала с песка и, отряхивая юбку, сказала:

-Пойдём, становится холодно.

Клауд встал, он был уверен, что она скрывает от него что – то важное. Он даже не представлял, что за тайна хранится в её душе, в ожидании дня, когда она станет свободной.

Тифа уже несколько дней не заставала Клауда в церкви утром, поэтому решила приехать к нему вечером. Тифа осторожно открыла дверь и проскользнула внутрь. Масляный фонарь слабо светил, превращая окружающее в царство теней. Тифа сделала несколько шагов, повторяя про себя заранее заученные слова, и вдруг остановилась, закрыв рот руками. Клауд спал, его лицо выражало спокойствие и удовлетворение, рядом с ним, положив голову ему на грудь и обняв, спала Лиарта. Тифа почувствовала, что теряет сознание. Ноги подкашивались, из груди рвались рыдания, глаза застилали слёзы. Собрав остатки сил, Тифа побежала к выходу. В этот момент Клауд открыл глаза:

-Тифа! – удивлённо воскликнул он. Лиарта открыла глаза. Хлопнула дверь. Клауд повернулся к Лиарте и увидел, что она не спит, а внимательно смотрит на него.

-У нас впереди вся ночь, ты успеешь мне всё рассказать, — грустно улыбнулась она. Впервые за долгое время Клауд почувствовал, что хочет всё рассказать, хочёт выплеснуть то, что скопилось в его душе и сердце. Он сделал глубокий вдох и начал свой нелёгкий рассказ.

Глава 2

Сон

Клауд съездил по нескольким заказам и подъехал к церкви Айрис только вечером. Разрушенные здания грелись в оранжевых лучах закатного солнца. Небо из ярко – красного переходило в холодно – голубое. Обрывки облаков пересекали небосклон неровной серой полосой. Клауд снял очки и зажмурился от света. Солнце приятно согревало лицо. Он слез с мотоцикла и подошёл к высоким дверям. За ними его ждало спокойствие и свобода, за ними его ждала Айрис. Клауд ни разу не усомнился в этом. Дверь тихо скрипнула, и Клауд медленно зашёл под полуразрушенные своды. Со дня его последнего визита ничего не изменилось: по углам снова росли цветы, наполняющие воздух тонким, но сладким ароматом, водная гладь маленького озера искрилась от света, неподвижный тёплый воздух обнимал и успокаивал.

Клауд расстелил свой спальный мешок возле воды и лёг, положив руки под голову. Небо постепенно угасало, становясь синим, где – то вдали зажигались первые звёздочки. Клауд лежал и чувствовал, что его мысли, словно птицы, парят в вышине. Клауд не заметил, как закрылись его глаза.

-Ты опять поругался с Тифой, — грустно вздохнула Айрис, сидя на полу и обхватив руками колени. Клауд сидел к ней спиной, боясь пошевелиться:

-Я устал держать всё в себе, — опустил голову Клауд. Айрис улыбнулась:

-Поэтому ты хлопаешь дверью и приходишь ко мне!

-Я…, — начал было Клауд, но вдруг замолчал.

-Ты хочешь так прожить всю свою оставшуюся жизнь? – спросила Айрис, повернув голову. Клауд почувствовал шёлк её волос, коснувшихся его щеки:

-Я хочу что – то изменить…, но не могу…

-Ты не хочешь, — покачала головой Айрис, — ты становишься выше в собственных глазах, живя с болью в душе и грузом на сердце. Боль не очистит тебя. Ты сумел простить, но не хочешь отпустить…

Клауд закрыл глаза. Айрис тихо поднялась на ноги и подошла к воде.

-Я не хочу тебя отпускать, — вздохнул Клауд. Он осторожно подошёл к Айрис сзади и, помедлив немного, обнял её за плечи, спрятав лицо в её волосах. Айрис закрыла глаза и задержала дыхание.

-Я не хочу, чтобы ты уходила, – шептал Клауд,- я не могу без тебя….Я не хочу жить без тебя…Я пытался…, но я не могу….Эти три года были для меня, как тысячи лет пытки….Каждую секунду, каждое дуновение ветра, каждую каплю дождя, каждое облако… каждый луч солнца я жил без тебя…Три года…

-Ты должен меня отпустить, — прошептала Айрис, чувствуя, как по щеке скатывается слеза, — у тебя есть будущее, но сначала ты должен отпустить прошлое…

-Останься со мной, — попросил Клауд, — или забери меня с собой…

-Я не могу, — опустила голову Айрис, положив свои ладони на руки Клауда, — но я сделаю всё, что в моих силах, чтобы ты был счастливым!

-Я никогда не буду счастлив без тебя, — вздохнул Клауд. Айрис легко выскользнула из его объятий. Клауд видел улыбку на её губах и блеск слёз в её глазах.

-Скоро наступит новый день, и всё изменится…

-Я не верю, что этот день когда – нибудь придёт! – Клауд подошёл к Айрис и взял её за плечи. Её зелёные глаза манили бездонностью океана и блеском далёких звёзд. Клауд чувствовал, как бешено бьётся его сердце. Он слегка наклонил голову и приблизился к её лицу. Айрис прикрыла глаза. Клауд коснулся её губ своими. Весь окружающий мир исчез. Остались только Клауд, Айрис и их поцелуй. Пол уходил из под ног, кровь стучала в висках, в голове звучала музыка звёзд. Клауду больше всего на свете хотелось, чтобы это мгновенье никогда не заканчивалось. Он чувствовал тепло её дыханья, нежность её объятий, запах цветов…

Клауд резко открыл глаза и увидел над собой звёздное небо. Рядом тихо шелестела вода. Клауд встал и, наклонившись, зачерпнул ладонями воду и умыл разгорячённое лицо. Это был всего лишь сон. Самый прекрасный сон в мире. Клауд был готов отдать всё, чтобы сон стал реальностью. Ему казалось, что он до сих пор чувствует на своих губах тепло её поцелуя. Клауд лёг на бок и стал смотреть на воду, медленно погружаясь в мир сновидений.

-Скоро наступит новый день, и всё изменится… — эхом звучало в его голове.

Я,конечно,не Пушкин,но пишу постоянно.Хочу поделиться своим произведением.Жду отзывов.

Глава 1

Уход

-Клауд, — вкрадчиво зазвучал над ухом голос Тифы, — детям нужен отец.

Клауд вернулся с небес на землю и выронил ручку, она закатилась под стол.

-Клауд, ты меня слышишь? – Тифа наклонилась и заглянула в его грустные голубые глаза. Клауд кивнул и полез под стол за ручкой.

-Клауд, ты как ребёнок, — воскликнула Тифа, в её голосе слышались нотки раздражения, — ты не можешь убегать вечно!

Клауд поднял ручку и выпрямился за столом:

-Я не убегаю, — пробурчал он, сосредоточенно разглядывая ручку.

-Нет, убегаешь! — воскликнула Тифа, — ты убегаешь от всего и от всех! Может, хватит? Пора всё забыть и простить!

Клауд резко отвернулся и стал смотреть на барную стойку.

-Я знаю, тебе пришлось через многое пройти, — Тифа взяла его за руку, Клауд вздрогнул, но она этого не заметила, она продолжала, — когда же ты, наконец, поймёшь, что ты не один, что у тебя есть семья!

Клауд резко вскочил из – за стола.

-Ты снова убегаешь? – крикнула ему вслед Тифа.

-Нет, я ухожу, — процедил сквозь зубы Клауд и пошёл к лестнице. Тифа закрыла лицо руками. В последнее время Клауд стал отрешённым и задумчивым. Он словно жил в каком – то своём мире, редко возвращаясь в реальность. С Клаудом стало тяжело разговаривать. Все попытки Тифы поговорить с ним заканчивались её слезами и хлопаньем двери в его комнату или на улицу. Сегодняшняя беседа закончилась так же. Тифа вытерла слёзы с лица и зашла за барную стойку, она пыталась успокоить себя тем, что завтра наступит новый день, и что – то в её жизни измениться.

Клауд забежал в свою комнату и хлопнул дверью. Ему казалось, что он делает это не специально, что просто по дому бродят сквозняки, или расшатались петли. Он знал, что Тифа, услышав этот хлопок, грустно вздохнёт и примется с остервенением протирать стаканы. Клауд лёг на кровать и отвернулся к стене. Внутри него клокотала злость. Он чувствовал себя, как заключённый, отбывающий пожизненный срок. Ему не хватало свободы и воздуха. Каждый новый день был похож на предыдущий. Каждый новый день был ещё одной бесплодной попыткой стать настоящей семьёй. Тифа хотела видеть Клауда в роли своего мужа и отца для Марлин и Дензела. А Клауд видел себя свободным, он жил, чтобы помнить. Помнить каждое её слово. Каждое движенье. Каждую улыбку. Он жил памятью о ней. Она была прошлым, которое не отпускало Клауда.…Или прошлым, которое он не хотел отпускать. Никто не знал, что Клауд стал носить на шее цепочку с медальоном, в котором была её фотография. Фотография Айрис…

Клауд встал и подошёл к окну. За слёгка запылённым стеклом кипела жизнь. Мидгар восстанавливался. Прошло почти год со дня второго прибытия Сефирота. Клауд вздрогнул от нахлынувших воспоминаний. Он смог его победить только потому, что она была рядом с ним.Клауд отошёл от окна, он пытался, боролся с собой, но не мог. Он не мог полюбить Тифу и стать частью настоящей семьи. Тифа была его другом, но сердце Клауда начинало биться быстрее только от одного имени…. Айрис.

В дверь тихо постучали, и в комнату вошла Тифа, она смотрела вниз, чтобы Клауд не видел её заплаканных глаз.

-Ты забыл бумаги, — Тифа протянула ему стопку заказов, которые Клауд оставил на столе в баре.

-Спасибо, — вздохнул Клауд, он медленно подошёл и взял стопку.

-Тифа, — воскликнул Клауд, она застыла на пороге, но не обернулась, — прости меня, но я не могу…

Тифа вновь почувствовала в горле комок и горячие ручьи на щеках. Она была готова на всё, лишь бы Клауд был рядом, но у неё не было сил что – либо сказать. Она только кивнула и быстро вышла из комнаты. Снова хлопнула дверь. Клауд бросил бумаги на стол.Одна из фотографий в рамке упала, раздался звон битого стекла. Клауд подошёл к столу: по странному стечению обстоятельств разбилась именно та фотография, на которой были запечатлены Клауд, Тифа и дети. Клауд закрыл лицо руками и запрокинул голову. Выхода не было. Клауд взял со стола мобильный телефон и быстро вышел из комнаты. Он замер возле приоткрытой двери в детскую. Марлин и Дензел во что – то увлеченно играли сидя на полу. Клауд стал осторожно спускаться по лестнице.

Тифа выравнивала столы в зале. Клауд прошёл мимо неё.

-Ты на работу? – спросила Тифа, не поворачиваясь к нему. Клауд достал из кармана очки:

-Я? Домой, — Клауд надел очки и быстро вышел из бара. Тифа обернулась, но успела увидеть только тень. Хлопнула дверь. Через мгновенье Тифа услышала шум отъезжающего Фенрира. Она медленно опустилась на пол и, закрыв лицо руками, заплакала. Она знала, что в лучшем случае Клауд вернётся поздно вечером, тенью проскользнёт в свою комнату и будет с ней разговаривать только на следующийдень. В худшем случае Тифа брала детей и ехала в пятый сектор в церковь Айрис, всем вместе им удавалось уговорить Клауда вернуться. Тифа устала от того, что каждый день превращался в бесплодную попытку удержать Клауда рядом с собой. Каждый раз, когда он уходил, Тифе казалось, что он больше не вернётся…Но Клауд возвращался. Он приходил сам, или Тифе приходилось самой его возвращать. Дальше пятого сектора Клауд уйти не мог, прошлое слишком крепко его держало, а он не пытался ослабить хватку.

Тифа вытерла слёзы, поднялась с пола и пообещала самой себе не плакать после очередного ухода Клауда. Новый, но ничем ни примечательный день набирал силу.

Приятные изменения 4

Итак, как мы все видим, на улице очень приятные обновления, также, как и на форуме. Слэйд наконец-то снял свою шапку, снег растаял, а на улице тепло и солнечно... Единственный минус, это то, что скоро апрель, а мы все восьмое марта обсуждаем...

Сон 16

Кому-то снятся сны-изображенья,

А мне приснился сон из звуков,

Столь прекарасных,

Что думалось мне, только дьявол может так играть.

Ура!
Я всё-таки нашёл их, ресурсы по RPGMXP.
Огромное количество персонажей, баттлеров, тайтл-сетов — вобщем всё что нужно мейкеру XP.
А теперь я буду всех их куда-то пристраивать в своей рпг-шке.
http://lrpgm.com — вот этот хороший сайт
Амм, да, с 8 Марта всех девушек я поздравляю! Желаю всего чего вам нужно!
Да, и кстати вскоре вылажу ещё скринов из фф 10 в галерею.)

Глава 4

Пьеса.

Вонзая в небо свои острые шпили, возвышаясь над городом во весь исполинский рост, увенчанный в этот вечер гирляндами флагов и праздничных фонарей, замок гордо взирал на своего летучего конкурента, уступавшего по размерам, но не по красоте. Отражаясь в воде, корабль вселял в ожидающих представления зрителей волшебное чувство чего-то нереального, сладко щемившее сердце многих. Даже замок-гигант, превозмогая свою гордость, придвинул поближе стену, в которой располагались ярко освещенные ажурными люстрами лоджии дворян. В его центральной стене столь же ярко освещался королевский балкон, на котором расположились сама королева Брана, ее дочь-именинница Гарнет, и верзила-телохранитель, с ног до головы закованный в тяжелые латы.

Читать дальше →

"..." 5

=+=Философия мертвой реки=+=
=+=+=+=+=+=+=+=+=+=+=+=+=+=+
Пролог…
Каждый из нас мечтает о любви, каждый из нас стремиться к ней. Многие отрицают ее, при этом все так же стремясь к ней. Любовь — это нечто собой разумеешееся, нечто такое о чем не стоит и не ненужно говорить… она просто существует… сама по себе… и встречается редко… А одиночество — это прекрасно. Оно дает массу возможностей, и не сковывает в рамки обязательств. Не нужно думать о ком-то… — считают одни. Дургие твердят обратное — Любовь — это самое прекрасное, что есть во Вселенной. Это то, к чему нужно стремиться; это то, о чем нужно кричать; это то, о чем должен знать весь мир… Любовь всюду… она рядом… она пронизывает каждого. А одиночество — это ужасно. Человек не должен быть одинкоим, всегда нужен второй, который поддержит, и о котором можно позаботиться. Вот вроде бы и все… постоянный противовес двух коалиций, если можно так выразиться. Но не тут-то было… всегда находится кто-то третий, четвертый или даже… десятый, кто что придумает, тот там и прав… прав для себя. Нельзя выразить алгоритм, нельзя упорядочить. Хотя исходя из предыдущего, можно сказать, что тот, кто придумает для себя порядок и алгоритм — тоже прав… он просто не может быть не прав, т.к. это ЕГО любовь.. и только его…
+=+=+=+=+=+=+=+=+=+=+=+=+=+=+=
Уже много столетий я живу здесь — в устье Мертвой реки. Когда-то здесь был гигантский магаполис. Машины… люди… все сменяло друг друга так, словно, если бы луна и солнце сменяли друг друга ежесекундно. Люди — разговоры, машины — звучание моторов. Я жил тут… и живу здесь и по сей день, только сейчас здесь нет не единой души… да и место это называли никак иначе как Река Жизни. Здесь любили, ненавидили, смеялись, плакали, рождались и умирали. В общем жизнь текла своим чередом, точно также, как, возможно, где-то она протекала еще. Сейчас здесь нет ничего… только темная река, окутанная пеленой жидковато-желтого тумана, огромная куча мусора, стая ворон, возлюбившая это место.. и я. У Вас, наверное, возникает вопрос — а кто же это 'Я'? Но я не смогу ответить на него, т.к. я не знаю кто я. Возможно я душа одного из жителей, возможно я просто нечто, что решило заговорить, а может быть я просто один из Богов, в которого верили обитатели, некогда Величественного мегаполиса, а теперь они утратили веру и мое творение было уничтожено. Может быть я всего лишь ваше воображение, а может быть… а в целом… какая разница кто я. Ведь не в этом суть. Зачем узнавать о ком-то? Непроще ли попробовать узнать себя. Многие, наверно, задались вопросом, что за бред я вам тут рассказываю. Что ж… можете считать бредом… может философией, а можете своим воображением… дело ваше…
Да я и сам не знаю что это такое. Просто рассуждение… одиночества, что проживает здесь уже многие столетия.
У меня тут жила одна кошка. Не знаю откуда она взялась. Но она садилась часто рядом со мной, и что-то намурлыкивала себе под нос. Я часто разговаривал с ней, я что-то ей рассказывал, а она делала вид, что слушает, а может быть прсото мне так казалось… хотелось так. Сегодня эта кошка умерла. Вот так ни с того ни с сего, как однажды умер, своершенно случайно и неожидано для меня мегаполис. Проснувшись, я увидел ее тело. Она лежала с открытыми глазами, которые, как мне показалось, смотрели на меня… так же внимательно, как в те моменты, когда я рассказывал ей очередной взрыв моих мыслей. Я взял ее и похоронил. Стало как-то страшно… нет, стало страшно не из-за того, что умерла, а из-за того, что я стал еще более одинок, чем был еще вчера. Возможно именно поэтому я сейчас и рассказываю все это вам. Хотя я даже не знаю кто вы, да и это не имеет значение. Ведь разве тот, кто рассказывает что-то задумывается о том, интересно ли это другим. Мы все заложники нашего эго — нашего Я. Мы хотим быть значимыми, признанными, любимыми. Мы хотим, чтобы было все по-нашему, все так как это сложено в нашей голове, а не так как этого хочет некий хаос мыслей других. Мы хотим чтобы понимали нас, и принимали нас, такими какими мы являемся… при этом не факт, что мы действительно такими являемся. Часто понацепляв на себя многочисленные маски, которые мы называем характером, поведением, ситуацией, адаптацией, проникновением и рядом других слов, мы вдруг нанчинаем теряться в них. Одев на себя их великое множество, мы забываем а где же кончаются маски и начинается наше лицо. Мы хотим быть понятыми, но не хотим понимать других. А разве можно требовать от других понимания себя, если мы не можем потребовать от себя понимания других. Мы стремимся к любви, но так чтобы любили именно нас, все и всегда, правда, часто мы боимся, что нас не так поймут, и начинаем показывать себя с черствой стороны, как бы отображая то, что мы не зависимы, и нам совершенно не надо ничью любовь, проживем и так… но ведь враки… попробуйте, просто поробуйте хоть раз посмотреть чуточку поглубже в себя. Туда, куда вы всегда не доходили, из-за лени, нежелания, или просто из-за невнимательности. Попробуйте. И вы поймете, что вы хотите этой само й любви. Мы стремимся к индивидуальности и оригинальности. Входя в различные субкультуры, мы какбы выражаем себя. Но, если задуматься, то на фоне панков, готов, эмо, рокеров, мажоров и прочих представителей различных субкультур, где каждый взял не свой стиль, а по большому счету, тот, который продиктован субкультурой, то на этом фоне, какая-нибудь простушка-дурнушка в круглых очках и румяном на высоких скулах — будет смотреться куда более оригинальной, потому что она одна такая. Мы стремимся к этому, но разве индивидуальность это твоя внешность? Может и так.. хоят все-таки оригиналность это то, что отражает твоя натура… душа, если хотите, а не то, что носит ее в себе, то бишь наше тело. Но мы забываем это, куда проще обвинить и назвать другого глупым, чем попытаться понять его, и увидеть оригинальность в душе. Банально, скажите вы, — Америку открыл.. моежт и так, но я и не претендую на объективность и признание. Это просто ход моих мыслей, который шел непрерываемым потоком, который никак не фильтровался, просто шел, создавалась мысль и выходила к вам, к тем, кто решился прочесть все это до конца. Хотя, если рассудить, то ведь тот кому не интересно не будет читать так долго, и тот, кто не соласен, тоже скажет, что все тутт бред и не будет удастаивать себя читать все это. Ну а тот, кто читает все-таки испытвает интерес, неважно какой — будь то положительный или негативный. Не важно. Главно есть интерес. Это как телевидение. МЫ не любим программу, при этом постоянно смотря и критикуя ее. Но зачем критиковать — переключи далье, или выключи совсем, ан нет, не тут-то было. Как же так, такая плохая передача и я не выскажу свое мнение. Ведь мое мнение важней и правильнйе. Всегда, наше мнение правильно, даже тогда, когда оно не правильно и мы даже признаем это, то где-то опять же в той глубине куда мы опасаемся заходить существует главная мысль — Я ПРАВ!!!
Сейчас возникла такая мысль — а зачем я все это говорю. Выкрикивая тут своей субьективный взгляд на мир и на жизнь. Я ведь, простите, не Сократ, и даже не дед Федор, повидавший на своем веу не мало. Я всего лишь кто-то, какая-то неизведанная часть бытия, сформированная на Мертвой реке. Возможно я сущь всех тех кто тут жил, может я их мудрость. А может я всего лишь сон, одного из жителей, и мегаполис жив. Я не знаю, я запутался во всем. Одиночество…оно правит этим магаполисом, в этом антиутопическом сне, или этой мудрости всех, или просто в бреду какого-нибудь свехнувшегося гения, или подростка со всеми своими макималистко-негилистическими взглядами, который вечно пытается добраться до какой-то призрачной истины, и яро верует в это. Сичтает, что именно он — Вася, Маша, Дима, Даша — сможет достичь ИСТИНЫ!!! В общем думайте, что хотте, на этом я заканчиваю свой рассказ. Я отправляюсь гулять… гулять по мертвому магполису. В поисках чего-то, чего, возможно не существует. Того, что я сам себе напридумывал. Прощайте.

Мой фик по игре «Последняя Фантазия IX»

Пролог.

Давно скиталец путешествовал по мирам, ослабленный, с глубокими ранами, одинокий. Нигде он подолгу не задерживался, везде он прятался ото всех, набирался сил и размышлял. Он потерпел крах в битве за один мир, но это больше не повторится, нет… Многие годы провел он в пути, которому, казалось, не было предела. Он странствовал до тех пор, пока не нашел один мир, который ему понравился. Тут он остался надолго. Человечество здесь пребывало в младенчестве и не могло обратить на него чрезмерное внимание. Правда, помимо людей здесь жили еще две расы, но скиталец счел, что они опасности не представляют. Одна из них была древнее всех, но находилась теперь в упадочном состоянии. Несколько более старая раса, раса крыс, была уже неплохо развита, но занималась мирными делами. Крысы знали о существовании сверхразвитой цивилизации и, как могли, фиксировали те немногие данные, что приходили к ним из-за моря, с земель, где те жили. Это была могущественная раса, видом походившая на людей, и в то же время отличавшаяся от них. Вернее было бы сказать, что теперь она доживала свой век, некогда великая и блистательная, теперь от нее осталось немногое.

Читать дальше →

Польза этих игр несомненна! Во-первых (не я одна это заметила), все, кто играл в игры серии Final Fantasy начинал рано или поздно становиться серьзней и задумываться над жизнью и ее моментами… и вообще на философские темы.

Во-вторых (это лично мой опыт), играя в английские версии игр можно запросто изучить язык и свободно им владеть.

А вот руссификации этих игр, которые я видела, страшноваты. Имена и названия каверкаются, пройдя путь из японского, через английский и прийдя на русский язык теряют часто форму и смысл… И наши фанаты искажают имена и названия по невежеству. На местном форуме я несчетное количество раз встретила имя «Куя», в англ. Kuja. Но на самом-то деле его зовут Куджа! Это имя индийского божества войны. Обидно, господа…

Final Fantasy 7. 2

Свой рассказ а написал за 7 минут до обеда. Был очень голоден. Взял карадащ для глаз своей девушки

начал писать. Прошу строго не судить… писатель из меня никудышный. Эт моя первая работа. Ну всё

как говориться Свет! Камера! Мотор!

Читать дальше →

Праздники!!!

Не люблю праздники, глупые они. Все бегут поздравлять, дарить подарки, говорить, что ты лучше всех. Причем никто не задумывается о том, что это можно делать и в простой день. А так слишком наигранно и дежурно получается. Но, не буду портить настрой своим негативистко-депрессионным бредом) Поздравляю вас дядьки с праздником. Тетьки не забывайте поздравлять своих дядек, ну и дядьки своих дядек тоже) Всем удачи...не забывайте о современых методах контрацепции, а то спид не спит...и дети тоже))) Всем саёнара.

My first Blog!!! 6

Гм. Счего бы начать.

Мда особой культурностью я не обладаю, но всё ж Здравствуйте, мда хотя «Hi final fantasy fans» звучить более прикольнее.

На сайте я в первые. О себе: большой поклонник финалки играю её с 10 лет.

Мда так где я живу в Финалку вооеще кроме меня кажись никто не играет. Вообщем в моём городе до сих пор рулит Counter Strike, NFS. А такими «божественными играми», как Final Fantasy и Kingdom Hearts, никто не увлекается. Вообщем чума. Нет никого с кем бы я мог поделиться впечатлениями. Ну кажись теперь я нашёл то место, кто поймет меня. Lady and Gentelmens примите меня в свою семью, а то я один одинёшенька

The Begining 3

Так, круто, это типо журнала да? Я тут могу писать всякую фигню? Тут можно флудить?
Ладно, предположим, что это дневник, буду писать всё, что сдумается.
Тааак, я женился на прекрасной девушке, Декора, мы познакомились с ней на почве любви к группе СоаД, мы оба обожаем эту группу, и я щас спою для неё куплетик из репертуара СоаД.

And if you go, I want to go with you,
And if you die, I want to die with you!

И по русский

Если уйдёшь, желаю уйти с тобой,
Если умрёшь, хочу умереть с тобой!

© Teo System, 2005
===================
Teo System
Present
===================


Блум и Блима

=-=-=-=-=-=-=-=-=-=

От автора.

Человек сходит с ума…. Но сходит не сразу. Сходит постепенно. Шаг за шагом. Творческий человек подвержен этому. Но он сходит в два…три… четыре… или даже пять раз быстрее. И вот, когда он сходит с ума — он начинает… действовать…
+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

************************************
День 1. Запись 1. Блум — сын Солнца.
************************************

— Один. Опять один. Совсем один. Никого. Нет. Не хочу. Что делать? Хватит! — лежа на кровати и, глядя в белый потолок, с висящей на нем какой-то нелепой люстрой, с грустью смотрел и думал короткими предложениями Блум. Он смотрел на потолок, разглядывал каждую неровность, муху или комара, сидящих на этом потолке.
Вдруг в комнату влетела оса, Блум очень боялся их, так как у него была аллергия, и поэтому соскочил, начал бегать по своей комнате, размахивать руками и кричать:
— Уйди! Уйди! Что тебе нужно? Что? Не можешь внизу летать? Обязательно до 5 этажа подниматься.
— А что, жалко, что ли, — вдруг прожужжала Оса.
На эти слова осы Блум начал еще быстрее бегать по комнате. Еще больше размахивать руками и еще больше кричать. Где-то через минуту он успокоился.
— Ну, что? Успокоился? Чего так нервничать-то? Что, я тебя съем что ли? Сотри ты же больше меня в пять раз.
— Ага, больше, зато ты куса,… то есть жалишься. Больно. А я… у-у Блум, да ты сходишь с ума — уже с осами разговариваешь. Скоро с кактусом тети Моти начнешь говорить.
— А что? За все это время мог бы и поговорить. А то стою тут в углу: Скучаю! А ведь мои колючки тоже доброго слова хотят, — неожиданно проговорил Старый Кактус Тети Моти.
— О! Блум, да ты не сходишь с ума — ты уже сошел, — сказал сам себе Блум.
— Ой, скучно тут с тобой, и вообще, мне пора нектар собирать, и осят кормить, — сказала Оса и улетела обратно в окно.
Блум стоял и смотрел на улетающую Осу, пока она не скрылась из виду. Потом он смотрел на других ос и прочих мух. Все они летали парами.
— Интересно, — подумал Блум, — а где моя пара. Ведь все они летают, а я что, хуже. — Затем несколько минут Блум стоял молча и слушал тишину.
Царившую тишину, словно лезвие пронзил Старый Кактус Тети Моти.
— Ну, что молчишь? Полей меня что ли.
— Не хочу. Тебе надо ты себя и поливай. Я когда хочу пить, иду и пью, — с какой-тот глупой злостью ответил Блум.
— Ну и ладно, — обиделся Старый Кактус Тети Моти и замолчал.
Блум лег на кровать и вновь уставился в потолок, и предался своим пустым раздумьям короткими предложениями. Лежал он и думал… часа два… или три, а может даже и четыре.
— Не надо, я не думал так долго, — вдруг сказал мне Блум.
— А ты, что. Слышишь меня или видишь, — удивлено произнес я.
— Иногда! Иногда! Иногда! Иногда! Иногда! — несколько минут одно и тоже слово повторял Блум.
Его повторение прервал детский смех, доносившийся с улицы. Блум встал, подошел к открытому окну, и стал смотреть на улицу. Светило яркое солнце. Люди ходили парами, бегали дети,… но все они были какими-то похожими. Одинаковые взрослые, одинаковые дети. Вот одинаковые старушки сели на одинаковые лавки. Вокруг стояли: одинаковые: дома, деревья… все одинаковое.
— Как скучно! Почему я родился не одинаковым, — подумал Блим. Я хочу также ходить с одинаковыми людьми, по одинаковым улицам, под одинаковым солн,… хотя нет, оно одно такое.
— Спасибо, Блум. Не стоит расстраиваться, что ты не похож на других. Ты обязательно найдешь любовь… — сказало Солнце.
— Любовь! — удивленно проговорил Блум — Да ты что, ее нет. Глупо. Смешно. Ты разве не смотришь вниз. Смотри, любовь придумали они — эти одинаковые. Понимаешь, моя жизнь похожа на темную дорогу, лишь изредка она освещается светом людей, которым я начинаю доверять. Но, этот свет оказывается обманчивым, и я вновь иду один в темноте. Я оглядываюсь назад с мыслью о том, что я оставил там кого-то того, кто сможет осветить мне путь. Но, оглянувшись, я вижу все ту же тьму.
— Помни Блум, ты сын солнца и однажды в день, когда свет поглотит тьма, а затем наоборот. В день, когда ты не сможешь посмотреть наверх, а я не смогу взглянуть вниз. Произойдет рутабага двух сердец, — поведало Солнце.
— Рута… что? — недоуменно переспросил Блум.
— Ты все поймешь — сказало солнце и затихло.
— Какая глупость. Какая-то рута. Ерунда, — скептически произнес Блум. И отправился обратно на кровать, чтобы снова смотреть в потолок и думать короткими предложениями.

**********************************
Ночь1. Запись1. Блима — дитя Луны.
**********************************

— Ля-ля-ля-ля-ля-ля-на-на-на-на-трам-трам-там-та-а-а-а-м, — стояла у зеркала и, смотря на свое отражение, повторяющее каждое движение, напевала Блима. — Какая я все-таки красивая, почему-то только этого никто не замечает. Ой, пойду, посмотрю телевизор. Да. Так будет лучше. Наверное?
Блима поудобней уселась на свое любимое кресло, которое стояло рядом с окном. Она взяла в руки пульт, нажала на кнопку, и телевизор включился.
— Здравствуйте, это телепроект «Квартира-2» и я его ведущая Оксана Кошак, наш телепроект о любви, где одинокие люди ищут друг друга. Вчера… — говорила на экране ведущая популярного реалити-шоу Оксана Кошак.
— Вот бы и мне попасть на этот проект траля-ля. И найти того, кто мне нужен — думала вслух Блима.
Вдруг Оксана Кошак обратилась к Блиме.
— Блима, ты не можешь попасть на наш проект, потому что ты не такая как все. А нам такие не нужны, — сказала Оксана Кошак.
— Ой-ой-ой! Боюсь! Страшно! — с криками Блима соскочила с кресла и спряталась за его спинку.
— Ну, что ты Блима испугалась, — продолжала разговаривать с Блимой Оксана Кошак.
Блима слегка придя в себя начала медленно так с украдкой выглядывать из-за спинки кресла.
— Так, либо я сошла с ума, либо здесь снимает скрытая камера, — опять подумала вслух Блима. Она это делает очень часто, наверное, потому что она все время одна.
Тем временем Оксана Кошак перестала разговаривать с Блимой, и продолжала вести свое шоу.
Блима взяла пульт и выключила телевизор.
— Посмотрю я лучше на улицу. Сейчас такое красивое небо, — вновь вслух подумала Блима. — Темно. Никого не видно. Только звездочки-сестрички, да еще и близняшки, все как одна похожи друг на дружку. Только одна поярче, а другая потемнее. А вот луна одна такая, как бы я хотела быть такой же красивой как она, — думала все так же вслух Блима. — но я не такая, меня никто не любит… — вздохнула Блима.
— Ты такая, — вдруг сказала Луна.
— А? Кто это говорит? Что-то мне сегодня все время что-то кажется, — проговорила Блима.
— Тебе не кажется. Посмотри на верх, — попросила Луна.
Блима стала медленно поднимать глаза вверх и… встретилась взглядом с Луной.
— Ты… живая? — слегка испуганно и в то же время с удивлением спросила Блима.
— Да. Я заговорила с тобой, чтобы ты задала мне вопрос. Но только один вопрос, — сказала Луна.
— Ага, сейчас… подумаю.… Придумала! Когда я встречу свою любовь? — спросила Блима.
— Блима, ты дочь Луны. Однажды когда тьма поглотит свет, а затем наоборот. В день, когда ты не сможешь посмотреть наверх, а я не смогу взглянуть вниз. Произойдет рутабага двух сердец, — поведала Луна.
— Бага… что? — недоуменно переспросила Блима.
— Ты все поймешь, — сказала Луна и затихла.
— Бага…бага,… какая бага. Мне нужно меньше смотреть телевизор, — опять вслух думала Блима.

****************
День 1. Запись2.
****************

Незаметно для себя Блум уснул…

***************
День2. Запись3.
***************

…А-а-а-а-а-а-о-о-охо-ох, — потягиваясь и вздыхая, проснулся Блум.
Но вставать он не торопился. Блум долго еще лежал, рассматривал потолок и думал короткими предложениями.
— Ладно. Хватит думать. Пойду, погуляю, — подумал Блум.
— Ну, может хотя бы сегодня польешь меня. Я хоть и кактус, а пить-то хочется, — грустно пролепетал Старый Кактус Тети Моти.
— Ладно, так и быть я сегодня добрый. Пока добрый, — сказал Блум. Затем налил в ковш воды и полил Старый Кактус Тети Моти.
Потом он собрался и пошел на улицу.
— Раз ступенька, два ступенька, три ступенька… 49 ступенька, — считал ступеньки Блум, спускаясь по лестнице.
Когда он вышел, то слегка прищурился от слепяще-яркого солнечного света. Когда Блум привык к солнцу, он пошел вперед по одинаковым улицам, среди одинаковых деревьев и домов, на поиски совсем не одинакового человека. И вот Блум шел-шел и, забывшись раздумьями короткими предложениями, забрел куда-то очень далеко.
— ОЙ, где это я? — спросил сам себя Блум, но почему-то спокойно, ни сколько не испугавшись.
Вдруг резко начало темнеть…

*****************
День 2. Запись 4.
*****************

— Ой, а чего это сегодня так рано начало темнеть, — подумала вслух Блима. Пойти, что ли погулять.
Блима собралась и стала выходить на улицу, напевая песню своей любимой группы.
— А я такая красивая сегодня, А я такая красивая сейчас, А я такая чего-то там ла-ла-ла, А я такая непредсказуемая я. Жу-жу, жу-жу, не скажу, тра-ля-ля.
Когда она вышла во двор, то увидела ЕГО и опять подумала вслух:
— Какой он симпатичный!

****************
День 2. Запись5.
****************

Вдруг Блум увидел прекрасную девушку, непохожую или как он выражался неодинаковую. Ему очень понравилось, как она поет, и к тому же он услышал ее мысли.

***************************************
День… или ночь. Запись непонятно какая.
***************************************
Тут солнце закрыла луна.
— Привет, меня зовут Блум. — представился он.
— А меня Блима. Очень приятно — в ответ представилась Блима и улыбнулась.
Вдруг Блум и Блима услышали Солнце и Луну.
— Вот и пришел день, когда среди света появится тьма, а затем наоборот. Свершилась рутабага двух сердец, — в один голос произнесли Солнце и Луна.
— Но что такое это «рута»? — крикнул Блум.
— Да. Что такое эта «бага»? — вторила Блима.
— Рутабага — это венчание. Венчание ваших сердец, — вновь в один голос сказали Солнце и Луна. Затем они затихли, и затмение прошло.
И тут Блум и Блима посмотрели по сторонам и увидели, что на самом деле вовсе все не одинаковое, а как раз наоборот все разное и прекрасное. И даже все одинаковые люди стали неодинаковыми.
И тогда Блум и Блима поняли, что люди вовсе неодинаковые, а наоборот разные пока в их сердцах живет любовь.

Блум и Блима обнялись и пошли гулять дальше.
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Через несколько лет они поженились и жили долго и счастливо, как в сказке.

*********************************
День последний. Запись последняя.
*********************************

Вера. Надежда. Любовь. Способны победить многое. Чудесам свойственно случаться в такой вещи как Жизнь. Верьте в чудеса, мечты и они обязательно сбудутся.
…Вдруг в окно влетела Оса.
— Ж-ж-жу, ой, а где все? — удивлено, прожужжала она.
— Где-где! Хватит тут уже летать, — вдруг заговорил с Осой Старый Кактус Тети Моти. — Разве не видишь, что уже … КОНЕЦ!
/////////////////////////////////////////\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\

Хранитель времени 2

ХРАНИТЕЛЬ ВРЕМЕНИ


Далеко на севере, за горами вечного льда, расположена небольшая, но
очень живописная долина. Каждое утро, куда ни брось взгляд, в ней, среди
журчания талых ручейков, пробуждаются и тянутся к веселому голубому небу
тысячи и тысячи цветов. Днем здесь царит лето, а вечером в долину с
окрестных гор спускается, оттесненный солнечным светом, холод, и с приходом
ночи наступает зима. Миллиарды снежинок носятся тогда над долиной, гонимые
тысячью метелей.
Посреди долины, на небольшом холме, стоит дом. Будь он чуть-чуть
побольше — его можно было бы назвать маленьким уютным замком, будь малость
понаряднее — и его называли бы дворцом. А так это просто дом. По крайнем
мере, снаружи.
В доме живет тот, кого люди называют Хранителем времени. И потому дом
этот — не просто дом. По крайнем мере, изнутри. Само время здесь свернулось
петлями, закружилось кольцами и, вертясь гигантским времяворотом,
образовало то, что люди называют «карманом времени». В него можно попасть
единственным способом — через одну из дверей дома на холме. Именно там
истинный домен Хранителя. Все пространство внутри домена занимают
гигантские, размером с небольшую планету часы. Из сосуда в сосуд капает в
своем бесконечном беге вода, неутомимо пересыпается песок, и мириады
стрелок отсчитывают здесь время на своих циферблатах, каждая своё. Ведь
не везде в мире время идет одинаково.
Но самая большая стрелка на самом большом циферблате вот уже тысячу
лет стоит на месте. И несмотря на то что внутри часов стоит непрерывный
шум, как будто сотни будильников играют симфонию и гонги вплетают свою
ноту в их нескончаемую музыку, Хранитель знает, что его часы не били по
настоящему вот уже целую тысячу лет.
Мало кто бывал внутри этих часов вместе с Хранителем, те же, кто
видел их, рассказывают удивительные и странные вещи.
Люди считают, будто бы часы эти нужны Хранителю, чтобы определять точное время в
любой точке мира. Но это неправда. Гоблины уверены, что часы Хранителя -
это огромная водяная мельница на реке времени, дающая возможность
существовать и самому Хранителю, и его домену. Эльфы же склонны полагать,
что часы Хранителя на самом деле не отсчитывают время, но сами толкают его
вперед. Но и это неправда, или не вся правда. Северный
ветер эскваер рассказывал мне, что через эти часы само время проникает в
наш мир и растекается по нему своими ленивыми огромными волнами. Я лично
думаю, что и это — только часть истины. Хранителю же известна вечная
мудрость, и на его устах — печать молчания.
Он — летописец. Он знает историю мира и пишет ее по мере того как
она происходит. Он пишет и эту сказку, и еще тысячи других.
Раз в год он устраивает праздник. Этот праздник длится ровно сутки,
день и ночь — от восхода и до следующего восхода. В этот день (который
где-то растягивается на века, а где-то сжимается до секунды — ведь время
везде течет по разному) на Земле наступает мир. И тогда существа самых
разных рас со всех сторон слетаются, сползаются и сходятся в долину за
ледяными горами. Весь этот день и всю эту ночь в долине зима и лето
смешиваются друг с другом и переплетаются причудливым узором, извечные
враги становятся друзьями, дети света и тьмы проводят вмести этот день.
Проводники тумана сидят за одним столом с братьями огня и слуги тишины
сидят вместе с ними.
Ближе к полудню Хранитель подходит к западному крыльцу своего дома.
Он ждет. В тот час, когда солнце находится в зените, на
лужайку перед домом опускается крылатая повозка. Шесть крылатых единорогов
и шесть фениксов влекут ее за собой. Когда же та, что
приехала в этой колеснице,
покидает ее, птицы вокруг начинают петь громче, тепло расходится по земле
от ее шагов, и цветы стараются прижаться к ней хотя-бы одним лепестком. На
ее серебряных волосах горит платиновая корона, а глаза светятся добрым мягким
светом. Это Королева Весны.
 — Здравствуй, Мастер. — говорит она. — Я опять не смогла удержаться.
Я должна вновь увидеть его. Хотя бы одним глазком.
 — Здравствуй и ты, Королева, — отвечает ей Хранитель.  — Праздник в
самом разгаре, все рады тебе. И Королева идет туда, где существа света и
тьмы вместе радуются и пируют. В этот день ее глаза дают тепла поровну и
тем и другим, сердца детей ночи чуть-чуть оттаивают под ее взглядом.
Праздник меж тем продолжается. Бруксы и феи играют в лучах солнца с
радугой, гномы пируют за одним столом с гоблинами, забыв вековую вражду,
эльфы поют свои песни, и единороги пасутся на одном пастбище с
мантикорами.
Так потихоньку приходит ночь, и хозяин дома выходит на восточное
крыльцо. Ровно в полночь с неба перед ним спускается колесница,
запряженная двенадцатью драконами. Черно-фиолетовый плащ развевается за спиной
того,
кто правит колесницей, в его волосах, черных, как смоль, железная корона,
его глаза горят неугасимым багровым пламенем — это Владыка Тьмы.
Изморозь ложится на землю там, где он ступает, и призраки ужасных
чудовищ ластятся к нему, норовя лизнуть ему руки.
 — Здравствуй, Мастер! — говорит он. — Я ждал твоего праздника целый
год. Но за багровым пламенем хозяин читает в его глазах другое  — «Быть
может сегодня…»
Дело в том, что Властелин Тьмы безнадежно влюблен. Вот уже тысячу лет
он любит Королеву Весны, и тысячу раз он просил ее руки, и тысячу раз он был
отвергнут. Всякий раз, когда Королева отвергает его, он начинает метаться в
бессмысленной ярости уничтожения, пытаясь что-то доказать ей и выплеснуть
собственное отчаяние.
 — Привет и тебе, Князь, — отвечает ему Хранитель. — Она давно здесь и
ждет тебя.
 — Я так надеюсь, — говорит Хозяин ночей и идет туда, где хаос и
порядок, смешавшись, мчат вместе свою бешеную карусель, словно обретя
вновь давно утерянную и до сих пор не найденную гармонию.
Сегодняшний день — это единственный день в году, когда существа дня
радуются легкому освежающему холоду, который рождает в их сердцах его
взгляд. Хранитель остается у своего дома на холме и смотрит вниз-туда, где
словно на гигантской мировой палитре сливаются все краски. Взгляд его
счастлив и печален одновременно.
Меж тем, начинаются танцы. Все смешивается в праздничном вихре этой
ночи, прекрасном, ни на что не похожем и похожем одновременно на все, от
эльфийских хороводов до ведьминской пляски смерти на Лысой горе.
Танец постепенно овладевает всеми пришедшими в долину, его огонь
разгорается чем дальше, тем больше, и, наконец, под самое утро Королева
Весны и Владыка Тьмы встречаются в одной паре.И тогда пламя танца
взрывается сверкающей вспышкой и мир исчезает для этих двоих и для них не
существует больше ничего, кроме друг друга.
В эту ночь нет различия между теплом и холодом, нет извечного
противостояния света и тьмы. Сегодня эти двое свободны от бремени
ответственности за Судьбы. Белое и черное сливаются в многоцветную гамму,
не заботясь о соблюдении цветовых различий.
Властелин тьмы шепчет ласковые слова Королеве, словно какой-то
мальчишка, а та прижимается своей теплой щекой к его жесткому плечу,
совсем забыв свое королевское достоинство. Лед и пламень танцуют вместе,
как во времена давно забытых дней, и они счастливы тем счастьем, которое
одинаково редко выпадает на долю людей и на долю бессмертных.
Но вот первый луч зари появляется из-за вершин гор. Вместе с ним
заканчивается праздник, и те, кто пришел на него, почти мгновенно исчезают,
подобно туману или ночному наваждению, разлетевшись каждый в свою сторону.
Посреди равнины остаются лишь две одиноких фигуры. Они еще стоят некоторое
время вместе, но уже не держатся за руки. Потом тот, кто одет в черное,
начинает подниматься по склону холма к дому Хранителя. Лицо Властелина
Тьмы печально.
 — Праздник был прекрасен, не правда-ли? — говорит хозяин.-Но, я вижу,
ты чем-то опечален, князь.
 — Она вновь отказала мне,  — шепчет Ночной Владыка, и голос его
подобен шелесту пепла в прогоревшем костре. Драконы уносят его и его
колесницу на запад, туда, где еще светят последние звезды, прочь от
надвигающегося рассвета.
Глаза Властителя вновь горят мрачным багровым огнем, но если
приглядеться к ним, то можно заметить там и другое: «Быть может в следующий
раз…» читается в этих глазах.
А драконы, несущие колесницу, страшно ревут и воют, чувствуя горе
своего хозяина и не понимая его причин.
Когда же солнце появляется над горами та, что одета во все белое,
тоже медленно поднимается на холм.
 — Ты опять отказала ему, — тихо говорит ей Хранитель.
 — Да, — так же тихо отвечает Королева.
 — Почему?..
 — Ах, не мучай меня, Мастер. Тебе же известно, что меньше других я…
Но я… Я боюсь… Мне страшно, Мастер. Я не знаю, кто может родиться у
нас, чему он будет служить и что станет с миром потом… После этого…
Прощай, Мастер. В будущем году я не приеду на твой праздник.
Хранитель времени долго стоит на восточном крыльце и грустно смотрит
вслед колеснице, которую единороги и фениксы уносят в светлеющее небо,
навстречу солнцу.
Он знает, что, несмотря ни на что, когда-нибудь эта любовь
осуществится, и тогда изменятся сами понятия добра и зла. И он знает, что в
тот день и час, когда это произойдет, самая большая стрелка его часов
дрогнет, придет в движение и отсчитает еще одно деление на своем
бесконечном циферблате. И в ту самую секунду его часы наконец пробьют, и
бой их будет означать приход новой эпохи, в которой все будет не так, и все
будет по другому.
И уж кому-кому, а Хранителю-то известно, чему будет служить тот, кто
родится благодаря этой любви. Но ему открыта вечная мудрость, и на его
устах — печать молчания.

Да конечно все права предлежат Скваре .. и т.д бла_ бла _бла Если хотят пусть забирают Парк Final Fantasy Вокруг были люди, толпы людей и не было им ни конца ни края. Клауд устало тащился в свой номер волоча за собой свой перочинный ножичек. И кто только придумал такое, нормальному человеку не поднять, ах да он же супер человек , попробуй объясни разработчикам что с таким телосложением и таким мечом….Сефироту хоть по росту подобрали .Парк работал уже второй год а народу все не убавлялось. Скваре наконец откинуло свою обычную жадность и отстроило большой парк посвященный только Final Fantasy , по образцу Диснея , аналитики предрекали ему крах, но ошиблись.

Читать дальше →

Посыльный вошёл в комнату. Холод сковывал тело, не давал вздохнуть…

В камине пылал огонь…

Но даже пламя казалось другим… Необычным. Неестественным.

Читать дальше →