^

Последняя Фантазия IX фик по игре

Мой фик по игре «Последняя Фантазия IX»

Пролог.

Давно скиталец путешествовал по мирам, ослабленный, с глубокими ранами, одинокий. Нигде он подолгу не задерживался, везде он прятался ото всех, набирался сил и размышлял. Он потерпел крах в битве за один мир, но это больше не повторится, нет… Многие годы провел он в пути, которому, казалось, не было предела. Он странствовал до тех пор, пока не нашел один мир, который ему понравился. Тут он остался надолго. Человечество здесь пребывало в младенчестве и не могло обратить на него чрезмерное внимание. Правда, помимо людей здесь жили еще две расы, но скиталец счел, что они опасности не представляют. Одна из них была древнее всех, но находилась теперь в упадочном состоянии. Несколько более старая раса, раса крыс, была уже неплохо развита, но занималась мирными делами. Крысы знали о существовании сверхразвитой цивилизации и, как могли, фиксировали те немногие данные, что приходили к ним из-за моря, с земель, где те жили. Это была могущественная раса, видом походившая на людей, и в то же время отличавшаяся от них. Вернее было бы сказать, что теперь она доживала свой век, некогда великая и блистательная, теперь от нее осталось немногое.

В золотой век этой расы ее ученые развивали искусство магии. Раса давно прошла через начальную культуру с примитивными верованиями и обрядами. Долго она поднималась к вершинам мастерства владения магией. Труден был этот путь, кропотливо изучали они законы магии, строили теории, выводили аксиомы, создавали свою магию, опираясь на познания. Великолепные сооружения возводили они при помощи магии, стремясь превзойти самих себя и саму природу во власти изменять форму и строение материи, из которой соткан мир. Возрастало их величие и в собственных глазах. С правом на то гордились они высотами, на которые поднимались, и гнало их честолюбие дальше. Их магия становилась все совершенней, их цивилизация избрала ее своим путеводителем, будучи уверенной, что она приведет их не только на вершину мира, но и поможет познать тайну вселенной. В стремлении своем, они не заметили, как зашли в тупик. Они достигли предела знаний магии, возможных в этом мире. Оставалась последняя ступень, взойдя на которую цивилизация потеряла все и рухнула, словно подбитая птица. Последним из их достижений была мощная магическая печать, запрещавшая всю другую магию, кроме себя. Единожды примененная, она в один миг низвергла древнюю цивилизацию с небывалых высот на самое дно бытия. Опиравшаяся во всем на магию раса, забыла о поддерживавшей ее колонне и жестоко за это расплатилась. У них уже не было источников к существованию. В то время, когда в этот мир прибыл скиталец, от цивилизации почти ничего не осталось – только группа последних представителей этой злополучной расы. И скиталец, и оставшиеся в живых существа были рады этой встрече. Скиталец – возможности надолго остаться тут и – получить во владение этот мир. Кроме того, то, о чем просили эти существа, возвышало его в собственных глазах. А существа были рады, потому что получили возможность возродить свою расу и цивилизацию. Но их было мало, и они умирали. Так, передав скитальцу те знания, которыми располагала, цивилизация погибла. Но не мог он в одночасье возродить их.

К этому времени человечество начало подниматься с четверенек и пытаться делать первые, пока неуверенные шаги по пути развития своей цивилизации. Уже появились замки и города, росшие и развивавшиеся. Но в отличие от погибшей расы, такой кризис им не грозил, так как люди были мало знакомы с магией и воспринимали ее как добавочную силу к физической, основной.

Пришелец начал подготовку к выполнению возложенной на него задачи. Боясь, что люди и крысы обратят на него внимание, он избрал местом для лаборатории луну планеты, где долгое время отстраивал свое обиталище. И в это время он планировал свои будущие шаги по пути воскрешения расы…

Глава 1

Мир Гея.

Мир, названный его обитателями Геей, не очень велик. Представляет он из себя шар, покрытый толщей Океана, из которого выходят четыре крупных континента и множество разнообразных островов. На северо-западе Геи расположилась Затерянная земля, скованная вечной мерзлотой, границы которой нарушены лишь у кратера огромного вулкана, единственного на всей планете, но никогда не потухающего. Берега Затерянной земли кажутся очень изломанными из-за толщ льда, покрывающего их. Но в двух местах берег свободен от его тяжелых масс. Там он пологий и лишь слегка обледенелый. Здесь есть лишь небольшое поселение людей, живущих за счет земного тепла и одевающихся в шерстяные одежды и одежды, сшитые из звериных мехов.

Несколько юго-восточней Затерянной земли лежит Дальняя земля. Далеко с востока на запад растянулась она, заняв собой немалую площадь. Этоземля с сухим прохладным климатом. Тут не очень богатая растительность, потому что основная часть почв здесь бесплодна. Лишь иногдаздесь встречаются островки, покрытые бедной растительностью. Правда на дальней западной оконечности земли трава растет очень буйно и произрастает недалеко от побережья дерево, равных по размерам которому нет на всей планете. Отделена эта часть от остальной части земли Дальней хребтами цепи насыщенно-бурых гор. Еще большая по занимаемой площади гряда разделила землю на две части. Между этими горными цепями поднялось из земли целое плато, с востока на запад полумесяцем окруженное сосновым лесом. Восточная же часть Дальней земли разделилась еще на две части. Одна – покрыта густой зеленой травой, но постоянно сотрясается от подземных толчков. Другая же представляет из себя сухую и жаркую пустыню, море песка, горячего от лучей солнца. Мало кто может здесь выжить – столь не гостеприимен этот участок земли. Вдоль всего побережья его тянутся многочисленные заливы и бухты, большие и совсем крошечные. Много здесь покрытых мягким прибрежным песком пологих берегов, имеющих нечеткую, обозначенную прибегающей пеной, границу.

На юге же от Затерянной земли лежит земля Забвенная. Как и Дальняя земля, она по большей части своей бесплодна. На севере есть несколько покрытых травой равнин, в некоторых частях встречаются одиночные островки лесов, но большая часть ее – это возвышенности, изрезанные каньонами, дно которых – сухие истрескавшиеся почвы. Интересная особенность этой части света та, что все здесь всегда освещено золотисто-медным светом предзакатного солнца. Высоки извилистые берега земли, нет ни одного из них, который бы плавно переходил в ложе Океана. В некоторых местах очертания берега напоминают кружево праздничного платья, настолько они изрезаны и изломаны. Глубоки воды, окружающие Забвенную землю, глубоко лежит дно Океана.

С западной стороны Забвенной земли от северо-западного ее полуострова, словно дождь из изумрудных капель, протянулся целый архипелаг покрытых сочной травой островков. На них утро, день, вечер и ночь сменяют друг друга своим ходом, как и положено.

В юго-восточной же части мира легла Туманная земля, основное место обитания двух процветающих рас – крыс и людей. Климат здесь мягкий, снега почти никогда нет, но все время висит тяжелый Туман, из-за которого земля и была названа Туманной. Висит он над землей неизменно вот уже несколько тысячелетий, молочно-белый, в нем дышать труднее, чем в обычном тумане. И никто не помнит случая, когда бы он растаял. Конечно, есть он и в иных землях, но не в таких количествах.

Длинная горная цепь есть в Туманной земле. Началом ее считается пик на северо-западе земли. От него цепь тянется вдоль побережья на запад, постепенно вместе с ним сворачивает на юг, проделывает долгий путь, доходит до центра западного побережья земли, там сворачивает на восток, пересекает Туманную землю до ее юго-восточного побережья, вдоль него сворачивает на север, проделывает по длине путь подобный западному, тянется на севере, примерно в центральной части северного побережья она раздваивается: одна часть резко сворачивает на юг и, уходя немого на восток, замыкает себя по середине. Вторая же часть идет дальше на запад и, немного не доходя до своего начала, тоже сворачивает на юг, но не доходит до себя южной. Климатически каждая из частей, несмотря на общие черты, хоть немного но отличается от двух других. Северо-западная долина ведет в этом отношении себя очень странно. Западная ее часть представляет из себя сухую и жаркую пустыню, в центре которой постоянно висит песчаный смерч. На востоке же этой долины климат очень влажный, а на ее северо-востоке, там где разошедшиеся части горной цепи образуют уютную долинку, вечно проливаются дожди, никогда, впрочем, не затопляя ее. Зовется эта страна столь разных климатов Бирмецией. Так назвали населявшие ее крысы. Крысы эти не из тех, к которым мы с вами привыкли. Прямоходящие, разумные, хорошо развитые, они все меньше походили на своих неразумных собратьев, а больше – на людей. Их культура развивалась в мирном направлении. Превосходные картографы,историки, наблюдатели, они завели рыцарские ордена лишь для самозащиты от агрессивных людей, которые, воюя между собой, иногда задевали и своих человекообразных соседей. Тем не менее превосходными были и их воины, поскольку, благодаря сильным задним лапам, они могли высоко очень прыгать, были очень быстры в бою. Они раньше людей начали разрабатывать залежи мифрила – очень ценного в Гее металла, из которого делаются великолепные украшения, прочное оружие, который служит для инкрустации статуй и как материал для укрепления сооружений. Культура крыс находится на гораздо более высоком уровне, чем человеческая, поскольку они представляли из себя более древнюю, более уравновешенную, темпераментную расу. Они славились своими скульпторами, художниками, ювелирами, производившими на свет невероятной красоты творения, которыми невольно восхитился бы и самый равнодушный к искусству человек. Поэтому их столица, носящая название страны, представляет собой средоточие прекраснейших творений. Но главной их гордостью были не огромные сокровища, которыми была столь богата Бирмеция, не великолепные изделия художников и не воинское умение служащих в орденах крыс. Предметом их особой гордости был тот факт, что они одними из первых перешли к конституционной монархии с республиканским уклоном. Их королевство раньше прочих пришло к цивилизованной форме правления, каждый из них был полноправным гражданином своего государства.

На востоке Бирмеция граничит с людским королевством Александрия, не уступающем по площади. Границей служит та самая горная цепь, так удачно разделяющая северную часть Туманной земли на еще две. Территория представляет из себя долину, именуемую Гунитас, с болотистой местностью, вокруг которой тянется зеленый карниз возвышенностей, удобно расположившихся на той самой горной цепи, по обеим ее сторонам. Александрии, впрочем, принадлежит только часть, расположенная внутри этого кольца. Хотя на карте площадь королевства Александрии такая же, как и у соседки-Бирмеции, в реальности большая часть этой территории, находящаяся в долине, никем не заселена и остается необжитой. Причиной тому служит Туман, более густой, нежели в других областях земли, поскольку королевство окружено горами и ветры почти не долетают досюда. Лишь на больших высотах Туман чуть более рассеян и его облачка разгуливают по зеленым площадкам на склонах гор, где повыше. В долине же толщи Тумана висят над землей, постоянно меняя свои формы. Он настолько густой, что солнечные лучи никак не могут пробиться к земле, поэтому там прохладно. Но на больших высотах, лучше продуваемых ветрами, Туман не так густ и все прогревается в достаточной мере. Из-за этого все населенные пункты находятся на больших высотах, и главным из них является одноименная столица Александрии, выросшая на северо-восточной возвышенности. Город очутился на самом краю пропасти долины Гунитас и из ее озера вниз срываются два великолепных водопада, образующие внизу озерцо поменьше, вода из которого извилистой речкой протекает через всю долину Гунитас и скрывается на юге под толщей горной цепи. При этом столичное озеро не иссякает и даже не меняет уровня своих вод.

Еще одним примечательным местом является возвышенность, на которой к самой скале прильнул город Трено, круглый, словно черное блюдце. Собственно, интерес вызывает область, в которой он расположился: здесь царит вечная ночь. Это не метафора, как можно было бы подумать, а самая настоящая ночь, очень ясная, ночь, в которую прекрасно видна россыпь недосягаемых бриллиантов-звезд и две ярких луны – одна розовая, другая — голубая. Ночь по непонятным причинам никогда не кончается, но жители города к ней привыкли, потому что сколько бы она ни длилась, она всегда тепла. Но к описанию александрийских городов мы еще вернемся, а пока…

А пока мы перенесемся в южную часть Туманной земли. Здесь со всеми удобствами расположилось регентство Линдблюм («Липовый Цвет»), названное в честь своей столицы, в которой липа – весьма почитаемое дерево. В отличие от своих северных соседей, оно имеет огромное множество выходов в Океан и Тумана здесь меньше, чем на севере (но все же больше, чемв прочих частях мира). Сам город вырос на плоской вершине огромной горы, стоящей обособленно от горной цепи на самом берегу. Грот этой скалы Линдблюм использовал под столичный морской порт. Само по себе регентство в высшей степени развито в технологической сфере. Оно имеет огромный воздушный флот, еще большее количество торговых и частных летающих судов, благодаря чему столица имеет прекрасное сообщение с провинциями и торговые связи с соседями. Большая часть территории Линдблюма – равнины, но часто – особенно поблизости гор – растут зеленые широколиственные леса, а чуть севернее развернуло свои хляби и трясины огромное камышовое болото. Несколько западнее впадает в Океан и речка, пробившаяся через горную цепь та самая речка, которая начинает свои истоки из Александрии.

Все три страны находятся в природой разграниченных зонах, что усложняет их общение между собой. Поэтому, едва вступив в эпоху цивилизованных государств, правительства трех стран заключили договора о совместном сотрудничестве и взаимопомощи. Кроме того, они построили двое огромных ворот для воздушных кораблей: Северные – между Бирмецией и Александрией и Южные – между Александрией и Линдблюмом. Представляли собой каждые ворота огромный короб, протяженностью несколько километров, через который проходил ничем не освещенный тоннель, открывавшийся и закрывавшийся огромными створкамис одной и с другой стороны. Корабли пропускались через них после предъявления каждым груза и документов о легальности провозимых товаров и пассажиров. Кроме того, при Южных воротах была построена железнодорожная станция, от которой в сторону Александрии и Трено курсировали пассажирские электрические машины, работавшие на Тумане. Разработаны они были, естественно, в Линдблюме и презентованы Александрии в качестве подарка в знак союза двух стран. Кроме того, у каждых ворот были специальные пропускные пункты для предпочитающих путешествовать пешком. Но таковых было мало (а вернее – не было вовсе), поэтому при Южных воротах эти пункты постоянно были закрыты.

Но, спросит читатель, если ворот только двое, как же сообщались между собой Линдблюм и Бирмеция? В Бирмецию линдблюмские корабли не летали – там для них было слишком влажно. Но сообщение было установлено, когда крысами были благоустроены гроты Гизмалука. Эти гроты существовали давно, но были непригодны для жилья. Крысы пробили их южную стену, сделав выход к Линдблюму, и установили свои посты в нем. Люди туда работать не шли. По легенде там жило страшное на вид существо по имени Гизмалук, которое признавало присутствие в своих угодьях только крыс, которые хорошо зарекомендовали себя перед ним с древних времен – а Гизмалук был очень древним существом. Но проходящих через его территорию людей он пропускал. Да и те, кто там проходил говорили, что ничего странного, а тем более страшного они не видели.

Итак, три государства, жизнь в которых течет и развивается. И никто во всей Гее не знает, что в скором времени в мире произойдут события, которых долго еще никто не сможет забыть и о которых в далеком будущем будет сложено немало мифов и легенд…

Глава 2

Прекрасная Александрия.

Мрачно и черно было небо, потемнели от гнева воды Океана, два грозных воина решили померяться силами, не думая о последствиях. Каждый был велик и страшен, каждый был достоин называться богом разрушений и войн. Черное полотно туч с треском и грохотом прорывали длинные стрелы-молнии, освещая собой и тучи, и разбушевавшуюся морскую пучину, которая во гневе своем пыталась достать до неба, вздымая зеленовато-черные валыс пенистыми вершинами на небывалые высоты. Валы эти, подобно ожившим скалам поднимались так высоко, как только это было возможно, плевались пеной и брызгами и снова обрушивались в темную пучину, казалось, способную сейчас поглотить весь мир. Молнии же, вырываясь из рваных, низко повисших над Океанской пропастью, туч, столь же быстро исчезали, сколь и появлялись. И они теперь стали грозным оружием в руках бушующего шторма. Этот дикий танец обещал продолжаться еще очень долго. Океан бурлил, словно кипяток в огромном котле, а небо отвечало ему оглушительными раскатами грома, и одну за другой пускал в него огненные жала. И за всем этим ни один из гигантов не замечал, что в гущу их сражения попала маленькая однопарусная лодочка, которая того и гляди будет проглочена ненасытной пастью Океана. Треугольный парус, отсыревший и просоленный, яростно трепетал и готов был вот-вот разорваться от порывов шального ветра. Лодку раскручивало, бросало из стороны в сторону, подкидывало, она скрипела, словно от боли, бочки, привязанные по бокам, с силой били борта лодки, а она неслась, гонимая волнами и ветром невесть куда. Вот один из валов подхватил ее и понес наверх, прямо навстречу рвущемуся в клочья небу. Вот все осветилось новой вспышкой, куда более сильной и яркой, чем предыдущие. Ее свет ослепил молодую женщину и девочку лет шести. Обе из последних сил цеплялись за мокрые, скользкие и занозистые борта своего ненадежного суденышка. Донеся лодчонку до своего гребня, великан со страшной силой швырнул ее вниз. Казалось, у лодочки нет никаких шансов выплыть из всепоглощающей пучины, но следующая яркая вспышка высветила крохотную точку на спине очередного гиганта. И в ту минуту, когда лодочка уже почти добралась до вершины темно-зеленого вала, небо выпустило новое копье. Оно, прорезав плотные тучи, ринулось к лодке. Крик женщины заглушил оглушительный раскат грома, сверкнула новая вспышка и… превратилась в мягкий золотистый свет, заставивший задремавшую девушку зажмуриться. Она протерла глаза и огляделась. Ни шторма, ни лодки, ни людей в ней… Она опять в своей комнате. Комната уставлена роскошной мебелью, громко говорящей о знатности хозяйки комнаты. У дальней стены стоит старинный комод с резными дверцами и коваными ручками, выполненными в виде звериных пастей. Чуть дальше, напротив арчатых дверей, поставлена огромная широкая кровать из красного дерева, с пологом и полупрозрачными тюлевыми бордовыми занавесями. В центре комнаты – большой массивный круглый стол с витой ножкой, расширяющейся книзу и превращающейся в три ровно стоящих. На одной стене висит огромная карта Туманной земли, напротив – огромных размеров зеркало, визуально раздвигающую и без того большую комнату до размеров небольшой залы и отражающее не только карту, но и потягивающуюся в кресле девушку – признанную первую красавицу королевства Александрия – принцессу Гарнет Александрийскую XVII. Слухи об ее красоте давно летали по всей Туманной земле, во многих уголках земли можно встретить поклонников и тайных воздыхателей Ее Высочества. Но она не торопилась выходить замуж. Ее не особо волновал вопрос замужества, тем более что ей только-только исполнится шестнадцать лет.

Гарнет встала и оправила платье. Она не была ни слишком высока, ни слишком низка, она обладала завидной фигуркой, длинными густыми черными волосами и большими карими глазами с длинными черными ресницами. На ней было длинное вечернее платье не по возрасту: корсет с довольно глубоким декольте, вышитый голубыми шелковыми нитями, переходил в длинную юбку без складок и оборок. Платье дополнял Кулон. Это был небесно-голубой камень, вдетый в серебряную оправу на черной шелковой ленте: главная королевская ценность. На голове принцессы в золотых лучах переливалась тонкая изящная серебряная диадема.

Характер у девушки был мягкий, а иногда она бывала очень задумчива. Но это не мешало ей уметь постоять за себя в трудных ситуациях. Она очень увлекалась литературой, особенно поэзией, была очень образована, как то и положено настоящей принцессе. Очень много внимания уделялось естественным наукам – географии, биологии, астрономии. Но Гарнет всего было мало: она мечтала увидеть многое своими глазами, что для нее,как для принцессы, было очень сложно.

Гарнет подошла к окну и отворила стеклянные створки. В комнату хлынули потоки свежего воздуха – комната находилась в одной из четырех башен величественного Александрийского замка, из центра которого в небо устремлялся огромный обелиск, отражавшийи золотистый свет предзакатного солнца, и озеро вокруг себя, и горы недалеко, и прекрасный город, разросшийся под ним. Его обычно белые стены, одетые клонящимся к горизонту солнцем в золотые одежды поднимались так высоко, что могли сравниться со средних размеров скалой.Плотно стоящие друг к другу дома с красными черепичными крышами, по большей своей части, достигали лишь второго, от силы третьего этажа. Исключение составляли редкие колокольни и гостиницы. В городе было всего две площади – круглая Превратная площадь, в центре которой на высоком постаменте гордо встала каменная женская фигура, облаченная в доспехи. Сделана она была настолько искусно, что, казалось, того и гляди сойдет со своего постамента и вынет из ножен меч, на эфесе которого сейчас покоилась ее рука. Вторая же площадь, площадь Героев, тоже была круглой формы, три каменных изваяния в доспехах стояли не в центре, а между двумя домами, в которых находились две лавочки, торговавшие доспехами и оружием, и служили не только памятниками трем великим Рыцарям Плутона (об этом ордене я вам еще поведаю), но и отличной рекламой для магазина, заведующий которого – очень умный и пронырливый старичок – очень долго бился за то, чтобы их не переставляли в центр площади.

Сам город представляет собой лабиринт небольших и узеньких улочек, которые, однако, так петляют, что в них легко можно заблудиться. Единственной более-менее широкой улицей являлась центральная, соединявшая между собой площади и оканчивавшаяся у стенных ворот, ведущих к озеру. А в центре озера стоит остров, на котором и возвышается великолепный замок.

По мощеным улицам гуляли празднично одетые прохожие, бегали дети с яркими шариками. И все немноговолновались в предвкушении праздника: их принцессе сегодня исполняется шестнадцать лет и сегодня в ее честь будет показана любимая пьеса александрийцев – «Я хочу быть твоей канарейкой».

По волнам Тумана несется огромный летающий корабль. Его несущие винты со свистом рассекают воздух. В его окнах горит и пылает предзакатное солнце, придающее волшебный вид разноцветным башенкам, благодаря которым корабль подобен сказочному замку, по случайности попавшему в суровую реальность. А крылатая сирена на носу корабля словно подтверждает это. Вместе с кораблем летят странствующие голуби. Они всегда путешествуют вместе с этой громадой, служащей им надежным спутником, который может послужить им укрытием при опасности. А имя этому кораблю – «Прима Виста», что означает «Первый Взгляд».

Полутемный коридор. Хвостатый парень лихо съехал по шесту и спрыгнул на пол. Размашистым шагом он преодолел расстояние до двери и вошел в полутемную комнату.

— Темно, однако. Должно быть, никого еще нет, — пробормотал он, доставая из кармана широких штанин коробок. Свет спички осветил немного пространства, но вполне достаточно, чтобы разглядеть край круглого стола. Масляная лампа (являвшая собой того злодея, из-за которого происходило 60% пожаров в стародавние времена) ярко осветила средних размеров комнату. Комната была достаточно уютной. Вдоль стен стояли шкафы с разной сценической утварью, в углу примостилась вешалка с несколькими костюмами. На полу был разостлан огромный, чуть полинявший ковер с эмблемой. В центре эмблемы – сердце, проткнутое мечом, на фоне крылатого штурвала, одно из крыльев которого было обращено вниз, другое — вверх. На сердце красовалась надпись «Тантал».

Комната, похоже, была проходной, о чем свидетельствовали три двери, через одну из которых и вошел наш герой, от второй – спускалась лесенка. Остановим же наш взгляд на нем самом. Перед нами неплохо сложенный парень среднего роста, на вид – лет двадцати или около того. Светлые волосы довольно длинные, аккуратно расчесанные, сзади собранные в косицу. Особое внимание к себе привлекали вышеупомянутый хвост и глаза. Хвост, смахивавший на обезьяний, очень длинный и гибкий, был покрыт гладкой золотистой шерсткой. Глаза были бы похожи на человеческие, если бы не вертикально вытянутые зрачки и глубокого синего цвета радужки, придававшие глазам легкое сходство с кошачьими. Но все эти странности становились незаметными, стоило просто поговорить с их обладателем. Он был очень веселой и пунктуальной личностью с донжуанскими замашками. В силу последнего он очень тщательно следил за своим костюмом – необычным сочетанием франтовской специфики с активной жизнью. Представлял собой этот костюм следующее: поверх белого гольфа без рукавов была надета жилетка цвета морской волны, также без рукавов. На шею были повязаны кружевная манишка и бантик под цвет жилетки. На ногах – штаны-галифе из ткани, по виду напоминающей шелк, но явно крепче, и невысокие сапожки с отвернутыми голенищами. На руках красовались перчатки с огромнейшими манжетами с запонками под золото. Довершали же все это ножны с кинжалами. Имя обладателю этого всего – Зидан Трибаль.

На шум, произведенный Зиданом, немедленно откликнулся слегка гнусавый голос, прооравший:

— Кто там?!

— Эт я, Зидан!

В ответ открылась дверь справа и из соседней комнаты выскочили трое типов, каждый из которых мог похвастаться своей неповторимостью. Звали эту троицу Марк, Бланк и Цинна.

Марк был очень похож на пирата – главным образом из-за очень длинного крючковатого носа и клыков в нижней челюсти – настоящих. Дело в том, что Марк не был человеком. Это был очеловечившийся гоблин. Дикие гоблины – низкорослые людоеды с поросячьего цвета кожей, клыками и носами более длинными, чем у Марка, настоящими когтями – обитали почти во всех укромных уголках мира Геи. Но наш Марк был куда умнее, развитее и человечнее, чем его дикие собратья. И он был прекрасным другом Зидана. Пользуясь своей необычной внешностью, он придал себе еще более пиратский вид, надевая куртку с оборванными рукавами, короткие штаны, оборванные ниже колен, широкий ремень, подобие наградной ленты из кожи и алую бандану. На ногах он носил подбитые мехом ботинки. За пояс у него был заткнут ятаган. Довершали же пиратский образ синеватые татуировки на руках, шедшие от плечей до тыльных сторон запястий, закрытых ремнями.

Второго типа из этой компании звали Бланк. Его костюм был самым необычным. Его живот закрывали два довольно широких ремня, и еще один был перевешен через плечо, как и у Марка. На руках были подбитые мехом перчатки. Глаза закрывал еще один ремень, причем неясно было, как он при этом что-либо видит. За спиной у него висели ножны с длинным мечом.

Третьим вбежавшим был слегка растолстевший хозяин гнусавого голоса по имени Цинна. Лицо его всегда вызывало у его собеседников улыбку – на широком лице очень комично смотрелись огромный нос, цветом напоминавший спелый томат (однако смею вас заверить, что человек сей увлекался не спиртным, а кофе), и большой рот. Скажем прямо – одеваться он не любил. Но свой стиль у него тоже был. На голове у него красовался необычный убор, напоминавший более всего шляпку болта, ввинченному хозяину в голову. На глаза были напялены летные очки. Шею закрывал ремень из той же коллекции, что и у Бланка. Верхнюю часть грудной клетки и плечи прикрывало смутное подобие полукуртки грязно-серого цвета. Запястья, как и у Марка, были закрыты парой ремней. На ногах у него были короткие штаны с двумя объемистыми карманами в тон полукуртке, держащиеся на веревке и подвязанные кусками той же веревки у колен. Завершали костюм подкованные с ремнями вместо голенищ ботинки на босу ногу. На поясе висел здоровенный молоток с резной ручкой.

Все четверо были членами группы «Тантал», одной из известнейших актерских трупп в Туманной земле, занимавшейся потихоньку делами далековатыми от законных, но о последних скромно умалчивавшей. Но о них чуть позже.

— Как всегда припозднился, — заметил Бланк.

— Ну, извините уж. А где босс?

— Еще нету, как видишь, — развел руками Цинна. Как только он это произнес, хлопнула дверь над лестницей, и в проеме появилось диковинное существо с телом грузного, очень большого роста человека и синей головой дракона, которая тот час испустила рык. В правой руке существо сжимало кривой меч. Издав еще один рык, оно прыгнуло в комнату. Не было времени думать, откуда оно взялось на корабле – все четверо повыхватывали свое оружие и начали окружать зверюгу. Монстр ринулся на Цинну. Толстячок едва успел отразить обрушившийся на него удар. В это мгновение на врага налетели Марк и Бланк, а моментом позже к монстру подкатился Зидан. Огромного труда стоило дракогноглавому отразить последовавший град ударов. Однако он всех их отбил и грузно отпрыгнул в сторону от компании. Впрочем, не прошло и минуты, как бой возобновился. Монстр пытался сосредоточиться на Цинне, видимо поняв, что это самый слабый из четверки, но Зидан, Бланк и Марк усиленно мешали ему. Один раз он резко развернулся и попытался нанести удар по Бланку, но парень перескочил через стол и меч нападавшего вонзился в стол. Пока он пытался его вытащить, на него налетел Зидан. Монстр отклонился в сторону и лезвия кинжалов прошли в нескольких сантиметрах от длинной шеи дракона. Наконец, он выдернул меч, развернулся и обрушился на Зидана. Меч монстра завис над самой головой парня, едва успевшего скрестить кинжалы, задержав таким образом клинок. В этот момент сзади на голову чудовища обрушил удар своего ятагана Марк. Та развалилась, обнаружив под собой другую голову, куда человечнее. Нос пятачком, острые торчащие уши, розоватая борода, летные очки…

— ОУ-У-У!!! Моя голова!!! Перестарались вы, ребята!

— Босс?! – удивленно произнесли в один голос бойцы. Перед ними и правда был их «босс», глава группы «Тантал» Баку.

Немного подержавшись за голову и покряхтев, Баку выпрямился и громогласно расхохотался. С трудом дышащие вояки приподняли головы.

— Сегодня вы куда лучше были! – проговорил он и, потрепав осевшего на пол Зидана, направился в комнату, из которой выбежали Марк, Бланк и Цинна. Повздыхав, компания отправилась следом. Они оказались в небольшой, слегка захламленной комнате. Вдоль стен стояли шкафчики с разной лабудой. Один из них – старый-престарый, с потрескавшимся лаковым покрытием, с одной дверцей, и той висящей на одной петле, стоял на почетном месте – между двумя крупными комодами, походившими на телохранителей. В центре комнаты расположился небольшой круглый, обшарпанный и просящий какую-нибудь добрую руку отполировать его, стол. У противоположной стены стоял сундук – огромный, старый. О его былой красоте напоминали лишь бесцветные узоры, покрывавшие даже четыре его ноги, так давно упиравшиеся в этот пол, что немного даже успели углубиться в него. Из предметов для сидения здесь были всего два стула: один треногий, другой – четвероногий, который тотчас оседлал Зидан. Цинна растянулся на сундуке, как фараон на ложе, Марк прикорнул на край жалобно пискнувшего трехногого стула, Бланк подпер спиной стену, Баку встал за столом, лицом к компаньонам.

— Итак, сейчас я ознакомлю вас с нашим планом! – заговорил он официальным голосом, — попрошу внимания и тишины, тишины и внимания. Хм… «Тантал», имеющую премерзейшую славу шайку бесстрашных воров — это мы, значит – направляется в столицу Александрийского королевства…

Баку порылся в ветхом шкафчике с одинокой дверцей модель александрийского замка. Аккуратно поставив ее на стол, он осторожно смахнул паутинку с обелиска и продолжил:

— Наша задача: похитить наследницу трона Александрии – принцессу Гарнет Александрийскую XVII! – Баку достал из шкафчика тряпичную куклу с вышитыми ртом и глазами и нитяными черными волосами.

Цинна приподнялся со своего импровизированного ложа:

— Я продолжу, так что развесьте уши и слушайте! Наш корабль скоро войдет в док Александрии, — он достал из-за сундука, как фокусник из шляпы достает кролика, модель «Примы Висты», — далее мы наденем наши костюмы… И представим восхищенным александрийцам пьесу «Я хочу быть твоей канарейкой», так ими любимую! Зверствуй, Марк – у тебя главная роль!

— Предоставьте действие мне! – кивнул Марк, — А главные похитители Зидан с Бланком, разумеется?

Бланк ухмыльнулся:

— Я отвлеку публику от сцены этими жучками… – рот Бланка скривился, когда он доставал стеклянную банку, кишащую крупными жуками с красными крылышками и огромными черными глазищами. – Я, правда, терпеть не могу этих чертовых оглопов… Но я буду править бал, поэтому не бойтесь. И это будет тебе знаком, Зидан!

— Зидан! – рявкнул Баку, заметив, что его подопечный внимательно разглядывает модель замка, не утруждая себя выслушиванием товарищей, — Зидан, о чем мы только что говорили?

— Что мы должны похитить королеву Брану, — не задумываясь, протараторил Зидан.

— Правильно, — торжественно произнес Баку, — мы должны похитить эту глупую, толстую… Что я говорю?! Тьфу… Запомни, мы должны похитить ПРИНЦЕССУ ГАРНЕТ! Не перепутай! Но… Мы прибываем!

Глава 3

История одной фальшивки.

На улицы Александрии высыпали люди. И в обычные-то дни мало кто засиживался дома, а уж сегодня-то и подавно. Еще больше людей было, потому что в столицу приехали еще и дворяне из Трено. Некогда выселенные из столицы светские львы вернулись на пару дней, чтобы вновь почувствовать на себе блеск и славу Александрии. Их седые парики и необъятные шляпы с огромнейшими перьями диковинных птиц то и дело создавали островки в море более скромных миниатюрных головных уборов и праздничных причесок. Вот одна чета из Трено пытается протиснуться через толпу местных зевак, которые помимо того, что глазеют на них, делают еще вид, будто не замечают их тщетных усилий. Расступаться ни в коем случае не в их правилах. Вот старичок, тот самый хозяин двух лавочек, торгующих оружием и доспехами, проявляя чудеса ораторского искусства, рассказывает словно примагниченным сюда богатым гостям о пользе его товара. Как же защитить себя и свое состояние от грабителей, как еще защититься от диких зверей в дороге?.. Вот его брат вывешивает у входа объявление, гласящее:

«Уважаемые юноши! Идет набор в ряды храбрых Рыцарей Плутона! Это ваш шанс показать, как вы любите свою родину и готовы защищать ее и ее королеву! Это ваш шанс проявить ваши смелость и отвагу!

Капитан Рыцарей Плутона»

И никто из этой праздной толпы не заметил, как в толпе появился малыш необычной внешности. Главная особенность его заключалась в его лице, если так можно назвать два круглых золотистых глаза на фоне абсолютной черноты. Одет он был презабавно – мешковатые штаны в белую и голубоватую полоску, широкий ремень, их поддерживавший, ярко-синяя курточка, перешнурованная на груди красной ленточкой, ботинки с большими пряжками, бордовые перчатки на руках и огромнейшая потрепанная остроконечная шляпа, с обвислым концом и краями, размерами почти догонявшая владельца. Он был Черным Магом. Вряд ли кто-нибудь из жителей Туманной земли смог бы объяснить вам, кто это такие. Единственное, что они могли бы рассказать, так это о внешнем виде этих существ, о которых ходили слухи, что они не люди. Но вживую Черного Мага вряд ли кто из них видел.

В руках малыш сжимал билет на пьесу и как и все окружавшие предвкушал великолепное зрелище и немного волновался. Едва он дошел до памятник в центре площади, как кто-то закричал:

— Смотрите! Летят!

Все тут же стали останавливаться. Несколько рук поднялось из толпы, указывая на приближающуюся точку. Сбившаяся в кучку молодежная шайка радостно закричала и засвистела, приветствуя «Приму Висту». Вот корабль накрыл своей тенью площадь и людей, медленно проплыл над домами, провожаемый восхищенными взглядами, и начал медленно опускаться на водную гладь озера позади замка.

Маленький маг долго смотрел вслед кораблю. Наконец он вздрогнул, огляделся и зашагал по направлению к Центральной площади. Шел он не спеша, разглядывая по пути дома, лавчонки, памятники, вывески, детей, прохожих… Все здесь ему нравилось. Вдруг его кто-то толкнул так сильно, что он свалился на тротуар и выронил свой билет, который отлетел далеко к фасаду одного из домов. Он с трудом сел и огляделся. В нескольких шагах от него сердито отряхивался маленький представитель бирмецианцев. Его короткие усики нервно подергивались, как, впрочем, и короткий хвост, выглядывавший из красных шорт на подтяжках. Кроме того, на крысенке была грязная голубовато-зеленая рубашка, полуботинки и красная панамка, сдвинутая на один глаз и придававшая владельцу весьма бандитский вид. Быстро оглянувшись на удивленного мальчика, крысенок сердито закричал:

— Уйди с дороги! – и убежал прочь.

Потрясенный столкновением, малыш не сразу заметил подбежавшую к нему девочку в аккуратном темно-зеленом бархатном платьице. Она протянула ему упавший билет.

— Бедненький! Вот, делзи свой билет! Пока-пока! – и тоже убежала – в другом направлении.

Итак, находясь под впечатлением от столкновения, маг продолжил свой путь. Проходя мимо небольшого бара, он увидел пеструю процессию из шикарно одетых дворян, которая шествовала в том же направлении под предводительством птицевидного гида, одно из сиреневых перьев которого развевалось на лихо заломленном берете. Он то и дело дул в небольшой рожок, язычок которого был специально сделан под клюв хозяина, и периодически громко кричал:

— Многоуважаемые дворяне из Трено! Замок в сию сторону!

И дворяне послушно следовали за ним. Впрочем, как малыш в остроконечной шляпе ни ломал голову, он так и не понял, зачем нужен был гид – ведь ясно было, что раз это центральная улица, то она наверняка ведет на Центральную площадь, а ослепительно-белые стены замка и так прекрасно отсюда видны. Вдруг его внимание привлек небольшой предмет, бесхозно лежавший посреди тротуара. Было просто удивительно, что никто его раньше не заметил. Это была игральная карта. Все мы привыкли к игральным картам и нас они не поразят – подумаешь, туз, валет, дама, король… Но карты мира Гея другие.

Немного отвлечемся от малыша в остроконечной шляпе, чтобы рассмотреть эту игру поближе. Масти карт сильно отличаются от привычных нам. Первая – монстры (обезумевшие под влиянием Тумана дикие звери), вторая – явления, третья – оружие, четвертая – духи, пятая – корабли и шестая – обычные животные. На каждой карте цифрами и буквами указаны сила и защита карты, а также стрелки на углах и серединах сторон. Эти стрелки указывают направление, в котором может бить карта. В игру играют на специальных досках или столиках с разметкой в шестнадцать полей. Бросается жребий, кому класть карту первым. Задача каждого из игроков завладеть если не всеми картами противника, то хотя бы частью. Если на захваченных соседних картах были стрелочки направленные на более дальние карты, те тоже будут захвачены. Эта игра, несмотря на кажущуюся простоту, самая популярная из всех игр во всей Гее.

Итак, малыш в остроконечной шляпе нашел подобную карту. На ней был изображен Клык – монстр, внешне напоминающий огромную собаку с ядовито-розовыми глазами и густой грязно-серой шерстью, на спине такой длинной, что пряди, держащиеся от засохшей в них грязи, стояли торчком на мускулистой спине.

Маленький маг был неравнодушен к картам, поэтому недолго думая забрал находку. Настроение у него было приподнято – согласно афишам, густо покрывавшим стены домов, пьеса начнется только через два часа. Это значит, что у него еще полным-полно времени, и он еще успеет осмотреть хотя бы часть города. Поэтому он неторопливо шел вперед, разглядывая витрины шедших вокруг лавочек. Даже ради интереса вошел в небольшой магазинчик, у которого витрин вообще не было. Не то чтобы он был очень уж большой. И даже то небольшое пространство, которое здесь было, было так сильно захламлено, что покупателям, если они тут бывали, стоило труда пробраться к прилавку. Среди разнообразных вещей – деревянных колес, стареньких стульев и кресел, школьных досок, — то тут, то там виднелись совсем уж диковинные предметы на подобие уличного фонаря, аляповатого ангелочка для фонтанчика, кривого зеркала или деревянной фигуры в половину человеческого роста. Но самым удивительным было то, что помимо всего этого, лавочка торговала по большей части микстурами и мазями от ран, нанесенных монстрами, сиропами, пухом феникса, выводящего из клинической смерти, противоядиями… В общем – аптечным товаром. Сам продавец, паренек лет двадцати, за неимением в этот час покупателей и, не предвидя их, занимался тем, что ножиком скоблил деревянную пластинку, на которой обозначились уже очертания стрелочек, показателей здоровья и защиты, а также барельефно выступали очертания какого-то монстра. Справа от рукодельника выстроился целый ряд баночек акриловой краски, которая сохла уже на длинном рядке готовых карт, аккуратно разложенных на подносе под скромными лучами уже почти зашедшего солнца и почти таким же ярким светом масляной лампадки. Малыш стоял и зачарованно смотрел, как под наловчившимися руками самоучки появляются мельчайшие детали монстра (кажется, это был гоблин).

Наконец, мастер почувствовал, что он не один и поднял голову. При виде посетителя, он сначала приподнял брови, но сразу же их опустил, так как был тактичным человеком.

— Приехали посмотреть пьесу? – доброжелательно спросил он.

— Да, жду с нетерпением! – наверное, на лице мага появилась бы радостная улыбка, если бы это было возможно, -я столько о ней слышал!

— О, она вам понравится! Я ее год назад смотрел – до сих пор впечатление держится!

— Серьезно? Здорово… А… вы делаете карты?

Продавец проследил за взглядом мага, созерцавшего сохнущие экземпляры, и улыбнулся еще шире:

— Да, я вообще ярый поклонник карт.

— Я тоже…

Продавец глянул на запыленный циферблат стенных часов и сказал:

— До начала пьесы еще уйма времени. Может сыграем разок?

— Почему бы и нет.

Только после девятнадцати жарких баталий малыш в остроконечной шляпе с удивлением заметил, что до начала пьесы остается не более часа! К этому времени у него в коллекции появился десяток новых карт. Чрезвычайно довольный игрой, он распрощался с продавцом и вышел на улицу. Уже опустились сумерки, и город освещался многочисленными уличными фонарями, которые дополняло множество разноцветных фонариков, а также двумя лунами Геи. Луны и сами выглядели как два праздничных фонарика – одна красивого нежно-голубого цвета, вторая – красноватая.

Маг торопливо спустился с крыльца и нырнул в арку, оказавшись на площади Героев. Очереди у кассы уже не было, и человекообразный пес-кассир уже начал дремать. Однако он мигом открыл глаза, как только маг подошел к его палатке. Он недолго изучал билет и, очень тяжело вздохнув, произнес:

— Какой кошмар… Очередная подделка! Как же их сегодня много!

— Что?.. – спросил маг, думая, что ослышался.

— Вот, смотри, здесь написано «Я хочу быть твоей вороной» вместо «Я хочу быть твоей канарейкой».

— НЕЕЕЕЕЕТ!!! – праздничного настроения как не бывало.

— Ну не плачь, не плачь… Я представляю, какого тебе. Вот, возьми, хотя это, конечно, слабое утешение… – кассир дал поникшему малышу в остроконечной шляпе еще две карты и ретировался, поставив на прилавок табличку «ОБЕД».

Ничего не замечая, едва слыша радостные разговоры окружающих счастливцев, маг побрел, куда понесли его ноги. А понесли они его в какой-то темный проулок, освещенный жалким тусклым фонариком. Под светом этого фонарика какой-то толстяк, чудом держась на покачивающейся и поскрипывающей стремянке, прибивал некую вывеску, на которой кривоватыми буквами значились слова «Мини-Театр». Не заметив ни стремянки, ни толстяка, ни вывески, маг запнулся о первую, от чего последовало ее обрушение, а вместе с ней и толстяка, и вывески.

— Проклятье! Я чуть шею не сломал, увалень! – громыхнул толстяк, на чьей куртке было вышито собственное имя «Данте». Он быстро влез на стремянку, забил последний гвоздь и ушел отдыхать под ближайшее дерево.

Пока маленький маг провожал его взглядом, в противоположном конце проулка появился тот самый крысенок, который некоторое время назад сбил его с ног на центральной улице.

— Эй, ты! – окликнул он малыша в остроконечной шляпе, — у тебя тоже дутый билет, да? Я слышал, как тот тип сказал, что у тебя фальшивка.

— Ну, кажется, да…

Крысенок выпятил грудь и торжественно произнес:

— Я позволю тебе посмотреть пьесу, если ты побудешь моим слугой! Ну, что скажешь?

Маленький маг призадумался. С одной стороны, он не слишком хорошо относился к прислуживанию, и быть чьим-то слугой не очень приятно. Но с другой стороны, он преодолел огромное расстояние, чтобы только увидеть знаменитую пьесу, повторять которую будут еще неизвестно когда. Пожалуй, решил он, надо попробовать, если выпал такой шанс. Придя к такому решению, он согласился побыть некоторое время слугой крысенка.

— А-атлично! Вот твое первое задание. Стой на шухере. Если кто пойдет – дай знать.

Маг долго глядел на площадь, в душе сомневаясь, что кто-то из этих гуляк надумает тащиться в темный проулок.

— Ну что? Идет кто-нибудь? – забеспокоился сзади крысенок.

— Нет, все чисто.

— А-атлично! Первый пункт плана выполнен!

Он подбежал к стремянке и поднял над головой. Затем, развернувшись к своему новому спутнику и чуть не задев его стремянкой, он провозгласил:

— За мной!

Они пересекли проулок и свернули за угол. Они оказались в небольшом мощеном дворике. С трех сторон он был окружен двухэтажными домами, а с третьей было озерцо с небольшой пристанью, кое-как сколоченной местными жителями. Доски были старые, некоторые из них прогнили, но пока никто их заменять не собирался. Рядом с пристанью на водной глади слегка покачивалась старенькая лодочка, в которой дремал старичок, добровольно охранявший сие достояние общественности. Его трубка давно погасла, но ее хозяин так глубоко погрузился в мир грез, что не собирался просыпаться из-за подобной мелочи.

Между пристанью и крайним домом примостилась небольшая старая часовенка. Она была всего на этаж выше своего жилого соседа. Ее можно было бы назвать красивой, если бы не облупленные стены и дырявая крыша, большая часть черепицы которой давно валялась на земле в непоправимом состоянии. Сюда-то и направились наши герои. Прежде чем они туда вошли, крысенок умудрился погрозить спутнику пальцем:

— Только постарайся не шуметь. Нам нежелательно попадаться на месте преступления. В часовню.

Часовня пустовала. Ее пол, как и двор снаружи, был мощеный, отличался только камнем. Как и во дворе здесь в щелях пола пробивалась мягкая трава, росту которой никто не препятствовал. В центре виднелась подвесная лестница, уходившая куда-то под потолок. Крысенок подбежал к основанию лестницы и глянул наверх.

— Сейчас нам надо забраться наверх! – сообщил он. — Так как это очень опасно, ты полезешь первым.

Маленький маг помялся, потоптался, нехотя ухватился за ступеньку повыше, поставил ногу на первую и уже собирался начать движение наверх, как на него свалилось что-то живое и с воплем отскочило в сторону.

— Что это за хрень?.. – недоуменно произнес крысенок и тут же облегченно вздохнул, — Э! Да это просто мугль!

— Прошу извинить меня, купо… — смущенно произнесло существо. Маг с удивлением посмотрел на него – да и было чему удивляться: наружностью оно напоминало огромного растолстевшего прямоходящего кота ростом с самого мага. Тело мугля покрывала густая розовато-серая шерстка. Его щеки были такими полными, что и без того узкие глаза казались просто щелочками. С головы свешивался огромный красный помпон. Довершала этот необычный образ пара перепончатых крылышек, которые, несмотря на свою миниатюрность, как-то ухитрялись порой удерживать в воздухе грузноватое тельце обладателя. Словечко «купо», видимо, было у этих существ непроизвольным, возможно – природного происхождения.

— Его и зовут Купо, — представил крысенок мугля магу.

— Купо! – поклонился мугль.

— А это мой слуга номер один! – улыбнулся ему крысенок.

— Купо! Очень приятно! Извини меня… Давай-ка я запишу твое имя в анналы мугльской истории!

— Что сделаешь? – не понял маг.

— Запишу твое имя в анналы мугльской истории. Мы ведем нашу летопись с самых древнейших времен и там очень много имен, названий, подвигов, событий… А еще можешь отдохнуть в моей палатке.

Только теперь маг заметил рядом с муглем огромнейший мешок, из которого торчал огромный фолиант и стержни палатки. Но крысенок запротестовал:

— Не время для палаток! Нам надо торопиться! – он подбежал к лестнице, перевесил стремянку через плечо, придерживая ее одной рукой (как только сил хватило), другой – ухватился за лестницу и с необычайным проворством влез наверх, — эй, слуга, давай сюда!

Маленький маг уже собирался лезть наверх, как со стороны входа раздался голосок:

— Купо?.. Ты тут?

Обернувшись, малыш в остроконечной шляпе увидел другого мугля, осторожно входящего в часовню. Он принципиально ничем не отличался от Купо, кроме роста – он был немногим больше собрата, — а также того, что на нем был плащ с капюшоном защитного цвета.

— Купо! Стилцкин! – удивленно воскликнул Купо, — зачем подъем в такое время? Ты уходишь?

— Да… Может статься, мы с тобой долго не увидимся.

— Мне будет тебя не хватать…

— Не волнуйся, я буду тебе писать.

— Ладно, купо.

— Ну, — Стилцкин оглядел стены часовни, словно в последний раз, — пора мне. Передавай привет Мошу в замке.

— Это твой друг был? — поинтересовался маленький маг у Купо.

— Да, купо! – кивнул мугль, — это был очень важный друг!

В это время крысенок, у которого начали затекать лапы, вынужден был прервать их диалог:

— Эй, слуга! Я, кажется, приказал тебе подниматься сюда!

Магу пришлось быстро попрощаться с муглем и взобраться наверх колокольни. Перед ним и крысенком открылся новый мир – мир крыш, между которыми зловеще ухмылялись ночными огнями щели. Между крышей колокольни и домом позади нее было перекинуто нечто дощечкоподобное, до подозрительного тонкое, и еще больше вызывавшее нехорошее предчувствие у мага из-за таинственной подсветки праздничными фонариками снизу. Крысенок же не был нисколечко не встревожен подобным «мостом» и спокойно перебежал на другую сторону. Там он оперся о стремянку, и оглянулся на своего спутника, в страхе замершего перед сияющей пропастью.

— Давай, — замахал он свободной лапой, — перебирайся!.. Э… Ты что – высоты боишься? Не беспокойся! Просто представь, что ты на твердой земле! Давай, мы уже скоро придем!

Малыш в остроконечной шляпе неуверенно подошел к доске и, стараясь смотреть только на другой конец доски, шагнул вперед. Доска угрожающе запружинила и заскрипела. Но маг выдержал это и сделал второй шаг, расставив руки в стороны. Время по его ощущению замедлилось, ему казалось, что пройдет еще не одна вечность, прежде, чем он перейдет на другую сторону. После очередного шага он оказался на середине доски. Он изо всех сил старался не думать о том, что от земли его отделяет целых восемь метров. Очередной шаг принес ему счастливую мысль о том, что он почти добрался до конца, а следующий шаг – о том, что он только что совершил просто геройство. Наконец, он стоял рядом с крысенком и с удивлением смотрел на оставшуюся позади щель. К реальности его вернул крысенок:

— Пьеса скоро начнется, поторопимся!

Они перебрались на другую сторону этой крыши и маг в ужасе замер – перед ними была доска еще хуже, а точнее хлипковатая конструкция, состоящая из двух стареньких узеньких досочек, аккуратно связанных бельевой веревочкой, завязанной бантиком… Крысенок как ни в чем ни бывало опять перебежал на другую сторону, а его спутник все стоял перед ненадежным мостиком.

— О, нет… – пробормотал крысенок и снова стал подбадривать «слугу», — давай! Уверен, она не упадет! Иди же!

Маг нерешительно подошел, сделал пробный шаг. Конструкция едва слышно скрипнула, но не сдвинулась. Малыш в остроконечной шляпе пошел вперед. Но чем дальше он шел, тем яростнее конструкция скрипела, и тем больше усугублялось его нехорошее предчувствие. И когда он достиг ее середины, она страшно прогнулась затрещала, поехала и… Такого большого прыжка маг никогда не совершал и даже не подозревал, что способен на него. Где-то внизу раздался удар, возвестивший о достижении конструкции земли. Малыш с ужасом посмотрел на то место, где пару мгновений назад она была, а затем перевел взгляд на крысенка.

— Ха! Вообще-то я и думал что она упадет, только не так скоро! – спокойно заметил последний, — зато теперь волноваться за нее и тебя нечего, да?

И, подхватив стремянку, он взобрался на конек крыши и побежал к дальнему концу, заворачивавшему к востоку. Маг поспешил за ним, пытаясь выбросить из головы этот эпизод. В конце крыши тоже была доска, соединявшая ее со входом на чердак соседнего дома, на фоне темноты которого выделялись очертания дальнего проема. Эта доска была куда более прочной, чем предыдущие и маг довольно уверенно перебежал по ней к чердаку. Вдруг его спутник затормозил так резко, что чуть не сбил мага стремянкой на пол.

— Совсем забыл! – воскликнул он, — Я ведь не знаю твоего имени!

— Виви…

Крысенок расхохотался:

— Уй, ну и имечко! А я – Пэк!

Итак, Пэк и Виви – а именно так мы их теперь и будем называть – снова бежали по крышам, перебегая над переулками по доскам. Лабиринт этот был очень запутан, и Виви иногда с удивлением осознавал, что они пробегают совсем близко от того места, где были несколько мгновений назад. Но доказательством тому, что они рядом со своей целью, были приближающиеся зубцы стены замка. Вот несколько минут и они остановились перед стеной, которая была чуть выше, чемдом на крыше которого они сейчас стояли.

— Наконец-то мы пришли! – объявил Пэк, оперев стремянку о край стены, — стоит перелезть через стену – и мы в замке! Валяем!

Автор Dea_The_Nanman 28 февраля 2007, 14:02 (1047 просмотров)
Комментарии
А это Куя, что ли?) Или Гарланд?)
Во-первых, имя произносится Куджа, а не Куя (индийское божество войны). Во-вторых, это станет всем вам ясно когда я дойду до нужного момента, ждите. :)
Хм... (ниче умного в голову не пришло)
Насчет имени-готова поспорить...)
Готов поспорить со всеми я!
"Насчет имени-готова поспорить…)"

Ну, попробуй доказать мне обратное! Я уже годика три занимаюсь их именами, персонажей игр "Последней Фантазии". Могу даже тебе найти изображение индийского божества по имени Куджа.
Вот выдержка из астрологической чуши, где превалируют индийские слова и названия планет и божеств из индийского языка:
"«Ом Куджая Намах!»



Куджа и Мангал это имена грахи, представленной планетой — Марс. Среди прочих своих характеристик, Марс представляет первоэлемент огня и является каракой собственности. Вот, что пишется про него в “Величие Сатурна”, глава 4: “Марс жесток сверх всякой меры и остротою подобен лезвию ножа. На всякого, кто позволяет себе быть надменным и самонадеянным в служении ему, низвергает он свой гнев, истребляя всю его семью и собственность…”. До истребления семьи в последующих примерах дело не дошло, но собственность пострадала в большей или меньшей степени.

Наглядные примеры для практикующих астрологов.

1.Пример. Данные рассматриваемого:

 — Ке-
- Gu — Гуру(Юпитер),
— Cha – Чандра (Луна),
— Ku – Куджа (Марс),
— Sa – Шани (Сатурн),
— Sk – Шукра (Венера),
— Bu – Будха (Меркурий),
— Su – Сурья (Солнце),
— Ra – Раху (северный лунный узел).
Ночью с 06.11. на 07.11.2002 года в доме у рассматриваемого был пожар.
По Вимсотари даша у человека идёт период Гуру и в октябре 2002 года начался подпериод Куджы.
Кроме этого в октябре 2002 Куджа также вступил в период своего созревания (27-28 года), в период, когда все проявления грахи особенно становятся актуальны.
Куджа в данной карте находиться в 4 бхаве в знаке митхуна.
Находится в знаке своего врага — Будхи, и чувствует себя не очень хорошо.
4 бхава является одним из четырёх угловых домов (кендр), которые называют домами Лакшми – богини счастья. Эти дома обозначают благополучие
в управляемых ими сферах, 4 дом связывается в том числе и с недвижимым имуществом. Злотворные планеты в этих домах ниспосылают проблемы и могут причинить вред.
Куджа является хозяином 2 и 9 бхав, как хозяин 2 бхавы он является Марака-грахой ( планетой убийцей) , но одновременно как хозяин 9 бхавы — несёт удачу, наставляет на путь исполнения дхармы. Выдержки из « Брихат – Парашара- Хора – Шастра», том 1 глава 36: 43-44 : «…даже хотя Мангала должен быть убийцей, он не будет им…. вследствии своего правления …Триконой» .
Куджа управляет первоэлементом огня, и является каракой недвижимого имущества, что в совмещении с расположением в 4 бхаве может означать огонь в доме. Думаю, что в случае сильного и дружественного Мангала это может быть камин в доме, в случае враждебно настроенного Куджи – н
http://www.carnaticcorner.com/hig/kuja.jpg — ссылка на изображение божества Куджи.

Кроме того, ты еще могла бы называть Куджу Куя, будь написание его имени на английском Kuya… Но сочетание "ja", кроме имен восходящих к библейским, ВСЕГДА читается как джа.
И еще: говорить "Куя" хуже, чем есть вареный лук...
Причем тут Куя и индийский бог?
Причем тут Куя и индийский бог?
То, как вы произносите это имя, напоминает оч-чень нехорошее слово.
Знаешь, я могу согласится произносить имя "Куджа", но, по мне, вся эта индийско-астрономическая чушь здесь лишняя... :)
нехорошее слово, lol :)))
Dea, это все ты сочинила сама?
Ты про фик? Да… Собственно, саму задумку я пыталась воплотить кучу раз, но все время что-то происходило, все время происходило нечто такое, что заставляло меня броисить, бывало даже до стирания ("сжигания") рукописи. А потом снова находило чувство, что я зря это сделала и начинала все сызнова. Возможно, в этом есть та хорошая сторона, что мое умение, мой стиль оттачивались с каждым разом… Теперь же я твердой поступью иду вперед. Даже если мне приходит в голову что-то из позднейших отрывков сюжета, что я знаю, как описать и придать тексту яркую окраску, я все это пишу, а уже по ходу написания упорядоченного сюжета буду вставлять, отшлифовывая до нужного уровня.

DarkSerge, ты прав (правда это АТРОЛОГИЧЕСКАЯ чушь, не стоит астрономов оскорблять). Просто в нее внесены индийские термин
Ну, млин, не знаток я этих терминов... ))
Астрология — вредная псевдонаука, отупляющая людей.
Астрономия — реальная наука, изучающая историю и жизнь Вселенной, ее объектов, ее явлений.

Новая глава добавлена, наверное следующие надо будет в новом блоге вывешивать…
Желательно конечно, так удобнее
о, мне тут все понравилось :))
только даешь больше эротических сцен!
ладно, шучу))))
Dea, очень классно написано у тебя замечательный стиль
:) спасибо, значит продолжу...